Бомбит МоскваРоссия, Сирия, Иран и Ирак — это пока и есть та самая «антигитлеровская коалиция», объединиться в которую призывал с трибуны ООН президент РФ Владимир Путин. Запад не спешит объединяться с Россией в альянс. Для такого шага США и НАТО требуется веский аргумент – резкий перелом на сирийских фронтах.

С 30 сентября самолеты российских воздушно-космических сил ведут обстрелы баз боевиков ИГ на территории САР. К кампании подключились военные корабли Каспийской флотилии, выпустив несколько десятков крылатых ракет и поразив объекты исламистов с точностью до 3 метров. Запад и Восток считают, сколько снарядов попало в ИГ, а сколько – в так называемую «мирную оппозицию» президенту САР Башару Асаду. Комментарии обычно резки: президент Путин воюет не с ИГ, а с противниками Асада. И это делает невозможным создание коалиции, к которой призывает Россия.

Турция: обида за «зону безопасности»

Непосредственный эффект от действий России в регионе ощутила, прежде всего, Турция, участвующая в сирийском кризисе с первых дней. За 4 года позиция лидера Турции Тайипа Реджепа Эрдогана в отношении Сирии изменилась радикально. В первые недели войны он обещал помощь Асаду, теперь же — стремится его свергнуть. Тому есть причины. По статистике Анкары, Турция уже приняла 2,5 млн сирийских беженцев и потратила на это до 8 млрд долларов.

Одновременно Турция помогает различным группировкам воевать против режима Асада и бомбит пограничные курдские регионы как у себя, так и в Сирии. Как иракские и сирийские, турецкие курды воюют с ИГ, кроме того, слишком явно демонстрируют неподчинение Анкаре.

С 2012 года на территории Турции действуют тренировочные лагеря сирийской оппозиции, которую учат инструкторы из монархий Персидского залива, США и ЕС. Оружие, боеприпасы и продовольствие противникам Асада также идет через турецкую границу.

На этом фоне военная операция России сорвала планы Турции по созданию «зоны безопасности» на границе с Сирией. Анкара хотела создать 100-километровый участок под контролем своей авиации, на котором можно было бы и содержать беженцев, и перевооружать «своих» повстанцев. Российская авиация — слишком большая угроза для этого проекта. Поэтому неудивительно, что посол Турции в РФ Умит Ярдым заявил в беседе с «МП»: «Пока у нас нет плана участвовать в российской коалиции».

Иран: друг по интересам

Иран и Россия сотрудничают друг с другом в Сирии эффективнее, чем кто-либо другой. Существует немало данных о военной и политической координации действий между двумя странами.

Генерал-майор Кассем Сулеймани, командующий подразделения Кудс — разведки Корпуса стражей Исламской революции, — был в Москве с визитом в июле. По мнению многих экспертов, он обсуждал с российскими коллегами последние детали начала отечественной операции в Сирии и взаимодействие ВС РФ с Ираном.

По последним данным, Россия готова поддержать наступление проиранских боевиков в районе города Алеппо. Асад — представитель клана алавитов, относящихся к шиитскому течению ислама. Сирия — страна с суннитским большинством. Именно поэтому шиитский Иран будет до конца поддерживать президента Сирии, своего и политического, и религиозного союзника. России это только на руку.

Впрочем, коалицию Москвы и Тегерана стараются нарушить США, которые постепенно снимают с Ирана экономические санкции в обмен на новые политические уступки. Главная задача Тегерана — балансировать между Москвой и Вашингтоном ради расширения шиитского влияния (с самим Ираном во главе).

США: только координация

Вашингтон объявил о паузе в программе по подготовке и оснащению сирийской оппозиции: из этих бойцов не удалось создать сухопутные войска для борьбы с ИГ. Глава Госдепартамента Джон Керри сообщил, что его страна более не настаивает на немедленной смене Асада. Таким образом, политический дискурс в США сближается с российским. Это подтверждает и информация из Минобороны РФ. Как заявил 11 октября официальный представитель министерства Игорь Конашенков, в переговорах РФ и США по координации полетов над Сирией наметился прогресс. Однако американские разведданные по базам ИГ для российских военных по-прежнему недоступны.

Препятствием для сотрудничества США и РФ может стать и имиджевый эффект от российской операции. Багдад уже обратился к Москве с просьбой расширить военную операцию и на территорию Ирака. В том же духе к РФ может обратиться любая страна, где есть боевики ИГ: от Египта до Филиппин. Это может привести к конфликту с американцами, которые давно включили большинство ближневосточных стран (включая Ирак) в сферу своих интересов. Вашингтон не доверяет России и считает, что она может решиться на сухопутную операцию в поддержку Асада — несмотря на неоднократные заявления Москвы об отсутствии этих планов. 15 октября в американских СМИ появились сообщения, что США собираются ввезти в Сирию свои противотанковые системы, которые, очевидно, будут своего рода гарантией, что российских танков в Сирии не появится.

Военная инициатива Москвы раздражает Запад. Обама не допустит лидерства Путина. 14 октября США отказались принять российскую делегацию во главе с премьером страны Дмитрием Медведевым.

Вместе с тем, техническая координация между РФ и США, тема безопасности полетов – неизбежны.

Европа и НАТО: под давлением беженцев Европа не готова признать

ИГ столь большим злом, чтобы объединиться с Россией, находящейся в режиме санкций из-за Украины. Признать лидерство Кремля для Европы невозможно. Но лавина беженцев, уже создавшая гуманитарную катастрофу в Старом Свете, заставляет создать хотя бы видимость активности на Ближнем Востоке.

Президента Франции Франсуа Олланда подстегивает лидер ультраправой оппозиции Марин Ле Пен: по ее словам, Париж должен возглавить операцию против ИГ. До сих пор было нанесено лишь два авиаудара по радикалам. Москва могла бы помочь Франции — но не в нынешних условиях.

Москва, впрочем, не теряет надежды найти партнеров в ЕС. Посол РФ в Великобритании Александр Яковенко попросил Лондон помочь установить контакты с антиасадовской «Свободной сирийской армией», чтобы координировать с нею борьбу с ИГ. Но Лондон идти навстречу не хочет. Более того, по данным британской Daily Star Sunday, пилотам НАТО уже разрешено атаковать российские военные самолеты в случае угрозы.

Ирак: нет сил

Между Россией и Ираком полномасштабного сотрудничества нет, несмотря на то что страна дает разрешение российским самолетам и ракетам пролетать над своей территорией, что в Багдаде действует центр обмена информацией и что шиитская часть истеблишмента высказывает пожелания подключить российских военных к уничтожению иракского ИГ и собирается поднять этот вопрос на московских переговорах в ноябре.

Против радикальных исламистов в Ираке сражаются только боевые отряды партии иракского шиитского лидера Муктады ас-Садра. Регулярная правительственная армия была деморализована и пала под натиском боевиков ИГ еще полтора года назад.

Саудовская Аравия: своя игра

Особая роль саудовского королевства в сирийском кризисе ставит под вопрос возможность договоренностей в рамках российской антитеррористической коалиции. Учитывая, что финансирование исламского джихада в Сирии шло через сеть аравийских благотворительных фондов, а позже Эр-Рияд стал участником коалиции против ИГ вместе с США, королевство находится в непростой ситуации.

Министр обороны принц Мухаммед бен Салман в последнее время зачастил в Россию. По некоторым данным, королевство готово развернуть широкое газовое партнерство и серьезно инвестировать в проекты на территории РФ в обмен на устраивающий Эр-Рияд формат урегулирования, то есть Сирию без Асада. У РФ подход иной: вначале победить ИГ, потом обсуждать политическое будущее Сирии, особенно учитывая выраженную недавно Асадом готовность уйти с президентского поста, но в рамках политического процесса. И эта разница в подходах Москвы и Рияда пока непреодолима.

Александрина ОЗКАН

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям