Китай как глобальный инновационный лидерДавно пора расстаться с иллюзией, что нечто новое изобретается лишь в Силиконовой долине в Калифорнии, а потом собирается (или копируется) где-то в Азии, замечает Дмитрий Косырев.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА «Россия сегодня»

Ежегодный логистический кошмар — возвращение нескольких сотен миллионов китайцев из родных мест, куда они едут на свой Новый год — закончен. Вернувшиеся на этой неделе в офисы после традиционных новогодних каникул чиновники приступили к работе и начали выдавать статистику за прошлый год.

Есть привычные цифры — про ВВП и прочее, есть непривычные. Например: Китай в 2014-м четвертый год подряд выходит на первое место в мире по части патентов на изобретения.

Почти миллион китайцев изобрел что-то полезное

Дальше требуется много оговорок. Патент может зарегистрировать любой, хоть на очередную версию вечного двигателя. Правда, за это надо заплатить, что, конечно, служит сдерживающим фактором.

И еще: зарегистрировать авторские права можно, допустим, на особую форму футляра для губной помады или название своей компании каллиграфическим почерком — но это не подпадает под категорию «изобретения». А вот, допустим, гайка с особой формой головки, для завинчивания ее из невозможного положения — это изобретение.

Но при любых оговорках 928 000 зарегистрированных за год изобретений — это много, и это действительно превосходит любые другие страны мира.

В Китае существует ведомство по интеллектуальной собственности, по его оценке, 663 000 изобретений ценны и имеют реальную рыночную стоимость.

И, что важнее, 485 000 из них поданы предприятиями, а потом уже идут исследовательские центры, академии и частные лица. Только одно из предприятий, мировой лидер телекоммуникаций (по обороту), подало 2 409 заявок.

Работа с инновациями — тоже отрасль экономики. Вот и в Китае вокруг всяческих изобретений разрастается сеть фирм, занятых защитой интеллектуальной собственности. В том числе фирм международных.

И эти фирмы вносят свой вклад в ВВП.

Получается вот что: китайское производство и прочая экономика, которых когда-то обвиняли в излишней любви к копированию чужого, сегодня генерируют поток инноваций. Можно ли считать, что наметившаяся еще в 90-е годы тенденция на превращение КНР в мирового лидера инноваций полностью подтвердилась? Сложный вопрос.

Есть множество показателей, такие, как объемы продаж товаров с инновационным компонентом (а это — долгий процесс, когда окупается изобретенное в прошлых десятилетиях). Есть и прочие критерии.

Но в любом случае давно пора расстаться с иллюзией, что нечто новое изобретается лишь в Силиконовой долине в Калифорнии, а потом собирается (или копируется) где-то в Азии. Это прошлый век. А в нынешнем, если говорить об «инновационном партнерстве» России с кем-то за ее пределами, то первым делом в голову должна приходить мысль о Китае и его соседях.
Кто владеет интернетом?

Информатика и интернет сегодня — ключевое поле для инноваций. И что бы вы думали, тут тоже есть новые цифры за 2014-й год.

А именно, в Год лошади число пользователей интернета в Китае достигло 649 миллионов человек, это чуть более чем вдвое превышает население США. А число китайских сайтов — более 4 миллионов. Вдобавок в 10 крупнейших интернет-компаний мира входят 4 китайских.

Более того, глава администрации киберпространства КНР (ведомство, приравненное к министерству) Лу Вэй считает, что интернет-экономика стала главной движущей силой экономического роста страны.

С учетом традиционно осторожного отношения китайцев к словам это серьезное заявление. Подкрепляется оно множеством фактов; например, интернет-торговля в стране за год превысила 13 триллионов юаней (то есть примерно 2 миллиарда долларов).

И вот здесь начинается политика. Если внимательно изучить историю американо-китайских отношений за последние годы, то вырисовывается такая картина: США считают себя не только изобретателями интернета (что правда), но и его хозяевами в мировом масштабе.

То есть страной, которая диктует правила в этой области. Смысл же их усилий сводится к свободе пропаганды в киберпространстве, с долгосрочной целью смены в Китае не столько даже режима, сколько общества.

Вдобавок между двумя странами постоянно вспыхивают скандалы по поводу того, кто ворует из интернета информацию, вламываясь в чужие сети.

Хозяином интернета Китай себя не считает, но уже осознал себя первой в мире интернет-державой хотя бы по упомянутым цифрам. Поэтому основания диктовать правила в киберпространстве, или участвовать в выработке таковых, у Китая есть.

Для этого в стране существует несколько ведомств и советов, один из которых возглавляется главой государства Си Цзиньпином.

А вот и правила, в китайском варианте. Си предлагает (это цитата из его приветствия Всемирной конференции по интернету в прошлом году): углублять международное сотрудничество, уважать суверенитет друг друга в интернете, поддерживать кибербезопасность и вместе строить киберпространство мира, безопасности, открытости и сотрудничества, создавать международную систему управления интернетом, основанную на многосторонности, демократии и прозрачности.

С учетом того факта, что один хороший хакер может обрушить энергоснабжение большого города в США (с человеческими жертвами), и один идеологический провокатор способен привлечь через Сеть несколько десятков бойцов в экстремистское Исламское государство в Сирии и Ираке, китайские правила выглядят как минимум достойными внимания. Хотя они и не нравятся движению интернет-пиратов или кому-то в США.

Другое дело, как эти правила поддерживать физически. Но с учетом того, что почти миллион китайцев за год что-то изобретает, невозможным это не кажется.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям