Если дело «Мистралей» дойдет до суда, и суд будет рассматривать его строго по праву, то оба возможных исхода разбирательства благоприятны для России, замечает юрист Илья Ремесло.

Илья Ремесло, юрист, для МИА «Россия сегодня»

Заявление президента Франции о приостановке поставок «Мистралей» России стало новой вехой не только во французско-российских отношениях. Оно может стать переломным событием в истории европейского права.

«Мистраль» и санкции

Для начала необходимо отметить, что решение не передавать «Мистраль» России никак не связано с принятыми санкциями. Во-первых, контракт на поставку «Мистралей» был заключен задолго до возникновения кризиса на Украине и введения санкций в отношении российского ОПК.

Исходя из принципа «закон обратной силы не имеет», отказ в поставке «Мистралей» не может быть мотивирован санкциями. Кроме того, санкции были введены в отношении конкретных российских оружейных компаний, а заказчиком «Мистралей» является Россия в лице Министерства обороны.

Таким образом, отказ Франции выполнить свои контрактные обязательства продиктован совсем другими соображениями.
Какими?

Pacta sunt servanda — договоры должны соблюдаться

С юридической точки зрения, отказ от исполнения принятых на себя обязательств грубо противоречит основам европейского коммерческого права.

Еще со времен римского права Европа жила по основополагающему принципу «Pacta sunt servanda» (договоры должны соблюдаться). В международном праве данный принцип означает, что частные, юридические лица и государство обязаны в полном объеме выполнять принятые на себя обязательства.

Согласно принципам международных коммерческих договоров УНИДРУА, заключенный договор обязателен для исполнения его сторонами. Односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается.

Главная роль данной нормы состоит в том, что она обеспечивает экономическую предсказуемость действий участников хозяйственного оборота. Если считается допустимым произвольно не исполнять принятые на себя обязательства, это рушит всю экономическую систему Европы.

Нетрудно догадаться, как такой прецедент скажется в будущем на европейской торговле.
«Невидимая рука рынка» в действии

Наиболее вопиющее обстоятельство в ситуации с «Мистралями» заключается в том, что французское правительство не скрывает: отказ выполнить свои обязательства продиктован исключительно политическими соображениями. Могли бы для приличия сослаться на некие хозяйственные затруднения, чтобы сохранить лицо.

За последние двадцать лет западные и российские либеральные политики учили Россию тому, как важно уйти от проклятой плановой экономики, государственного контроля и в результате — интегрироваться в «западный свободный рынок».

Нас убеждали, что весь Запад подчиняется некой «невидимой руке рынка», которая все расставляет на свои места. Вмешательство государства в хозяйственную деятельность, да еще политически мотивированное? Нет, в свободном западном мире такое невозможно представить.

Однако именно с таким поворотом событий Россия столкнулась теперь. Внезапно оказалось, что вся европейская политика и экономика подвергается вмешательству «невидимой руки» не рынка, некого государства. И государство это находится совсем не в Европе, а далеко за океаном.

Именно это государство принимает решения, которые наносят миллиардный ущерб европейской экономике и разрушает складывавшуюся в течение веков основу процветания Европы — торговлю.

Плачевные последствия неисполнения обязательств

Очевидно, что французский президент оказался в крайне неудобном положении. Его вынудили принять решение в ущерб интересам собственной страны. С этим и связана двойственная позиция Олланда, который оговорился, что контракт с Россией не расторгнут, а «отложен».

На исполнение обязательств по договору у Франции еще есть три месяца. Но каково будет развитие событий, если и тогда «Мистраль» не будет поставлен?

Россия уже заявила о намерении решать данный спор в судебном порядке. Спор по контракту подсуден Международному арбитражному суду Стокгольма. Это один из наиболее известных и авторитетных международных коммерческих судов.

Именно Стокгольмский арбитраж в разгар «холодной войны» занимался разрешением споров между СССР и западными странами. Тогда данному суду доверяли, даже в условиях «холодной войны» суд оставался независимым от политики арбитром. Удастся ли ему и сейчас «удержать планку» своей высокой репутации?

Европейская или «революционная» законность?

Если суд будет рассматривать спор строго по праву, то возможны следующие исходы:
1) Взыскание с исполнителя неустойки и обязывание передать «Мистрали» России;
2) Отказ России от исполнения договора, его расторжение и применение к недобросовестному поставщику еще больших санкций: взыскание перечисленных авансов, неустоек, убытков (включая реальный ущерб и упущенную выгоду).

Разумеется, существует вариант, что Стокгольмский арбитраж уподобится в правовом нигилизме Гаагскому суду, политически щедро взыскавшему с России более 50 миллиардов долларов.

Однако такое решение окончательно подтвердит полную управляемость европейских судов, их политическую ангажированность и в итоге приведет к немыслимым последствиям для торгово-экономической системы Европы.

Сегодня можно не поставлять России «Мистраль», ссылаясь на высокие политические мотивы, а завтра можно не оплачивать товары какого-нибудь европейского поставщика. Который не соответствует высоким политическим стандартам, привитым из-за океана: политически неблагонадежен, недостаточно толерантен… Революционная законность в действии.

Европа, слушаясь заокеанских заправил, сама ввергла себя в правовой нигилизм. Европа, когда-то бывшая правовым идеалом для всех остальных стран, законодательство которой переняла в свое время и Россия — теперь, по меткому выражению Лаврова, уже дважды «выстрелила себе в ногу» и хромает теперь на обе свои ноги.

Россия, безусловно, обойдется без «Мистраля». С хромыми нам не по пути, пусть догоняют как могут.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям