Морская блокада Крыма4 декабря 2015 года координатор т.н. «гражданской акции по блокаде Крыма» Ленур Ислямов заявил, что началась очередная блокада полуострова. На сей раз – морская. Что двигает стоящими во главе этой «гражданской акции» лидерами «Меджлиса крымско-татарского народа»? Какие устроенные ими блокады Крым уже пережил? Что может представлять собой морская блокада Крыма? Давайте разберемся.

Главари без «кормушки»

Всё началось с того, что вследствие воссоединения Крыма с Россией лидеры «Меджлиса крымско-татарского народа» Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров лишились как привычных прибылей, так и своего влияния. Дальнейшее было закономерно. Оба заняли крайне враждебную позицию по отношению к России и стали добиваться возвращения Крыма под юрисдикцию Украины любой ценой. Действия Джемилева и Чубарова, пытающихся спасти свой бизнес и преференции, нашли полное понимание и поддержку как среди украинских националистов, так и у официального Киева.Морская блокада КрымаКогда надежд на скорейшее отвоевание полуострова в ходе великого освободительного похода ВСУ, поддержанного военной мощью НАТО, не осталось, Джемилев и Чубаров решили перейти к «стратегии непрямых действий». Теперь речь шла уже не о возвращении полуострова Украине в ходе силовой акции, а о полной изоляции Крыма от материковой Украины. Сие, согласно публичным высказываниям «меджлисовцев», должно было каким-то немыслимым образом и вопреки всякой логике «разбудить крымчан». И побудить их со слезами умиления вернуться в украинские объятья.

Продовольственная блокада

16 сентября 2015 года Чубаров анонсировал начало продовольственной «блокады» Крыма. 20 сентября блокада началась. На телеэкранах замелькала низенькая, нескладная, одетая в мешковатый костюм фигура депутата Верховной рады Украины Джемилева, дающего интервью на фоне блокированных «Правым сектором» фур. Рунет заполонили десятки шаржей, высмеивающих внешний вид бывшего председателя «Меджлиса», и сотни фотографий переполненных прилавков крымских магазинов с подписью «Голод в Крыму!».

Тем временем Турция значительно нарастила свои плодоовощные поставки на полуостров. А изрядная часть украинских поставщиков, традиционно продававших в Крым свои продовольственные товары, понесла серьезные убытки. Больше никаких внятных результатов распиаренная украинскими СМИ продовольственная блокада Крыма не принесла.

Мало того, 20 ноября стало известно, что российское правительство с 1 января 2016 года решило запретить импорт украинских товаров, о чем сообщил министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев. «Поскольку Украина присоединилась к санкциям против Российской Федерации – экономическим, финансовым, – мы приняли решение о введении… защитных мер в виде продовольственного эмбарго», – отметил он.

Продолжать блокировать то, что Россия сама поставила под запрет, было уже как-то совсем глупо – это дошло даже до воинствующих «меджлисовцев». После чего они снова сменили тактику, нацелившись теперь на энергосистему непокорного полуострова.

Энергоблокада

Попытки первых «тестовых» подрывов опор ЛЭП в Херсонской области происходили еще в октябре. Их результаты, надо полагать, показались Джемилеву и Чубарову вполне обнадеживающими. Во-первых, оказалось, что члены подконтрольных «меджлисовцам» вооруженных отрядов вполне способны справиться с электроопорами «приватизированными» в зоне АТО 82-мм минометными минами. Во-вторых, выяснилось, что все четыре ЛЭП, соединяющие Украину с Крымом, никто не охраняет. В-третьих, стало понятно: на возню возле ЛЭП «меджлисовцев» и присоединившихся к ним националистов смотрят сквозь пальцы как местные власти, так и Киев.

Учтя все это и испытав 20 ноября крах своих надежд на продовольственном «фронте», Джемилев и Чубаров начали наступление на «фронте» электрическом.

22 ноября в 00:22 по московскому времени подрыв двух последних ЛЭП, подающих электричество с Украины в Крым, оставил 1,8 млн человек на полуострове без света. То, о чем так долго грезили радикалы в Киеве, свершилось – Крым погрузился во тьму.

Глава Крыма Сергей Аксенов прямо назвал подрыв опор ЛЭП в Херсонской области Украины терактом. С этим заявлением согласилась и прокурор Крыма Наталья Поклонская. Действительно, совершенное «меджлисовцами» при попустительстве киевских властей деяние полностью подпадает под определения террористической деятельности и террористического акта, содержащиеся в статье 3 Федерального Закона РФ о противодействии терроризму.

На полуострове был введен режим ЧС, и Россия резко форсировала работы по запуску энергомоста через Керченский пролив. В Крым потянулись бригады наладчиков с «Большой земли». Работы по апгрейду крымской энергетической инфраструктуры и прокладке кабелей первой очереди энергомоста пошли в круглосуточном режиме. Это был самый настоящий подвиг – работать в лихорадочной спешке, но неукоснительно соблюдая ТЗ и ТБ. Результатом трудового подвига российских энергетиков стал досрочный пуск первой линии первой очереди энергомоста. В присутствии президента РФ Владимира Путина она начала свою работу уже в 22:20 по московскому времени 2 декабря 2015 года!Морская блокада КрымаОпять «меджлисовцев» постигла неудача. Неудача тем большая, что успешный пуск Россией энергомоста подстегнул на Украине рост массового недоумения, выражавшегося в вопросе «Крым – без света, но зачем нам это?»

Анкара в роли кукловода

А действительно, зачем? Ну не могут же Джемилев и Ко не понимать всю алогичность своих действий? Как, будучи в здравом уме и твердой памяти, можно надеяться на рост к себе симпатий со стороны крымчан, если ты отключаешь им электричество? Правильный ответ — никак. Следовательно, энергетическая блокада Крыма преследовала какую-то другую цель? А вот это уже будет ближе к истине.

Вернемся на минутку к попыткам продовольственной блокады Крыма. Кто от нее выиграл и кто проиграл? Выиграла Турция, а проиграла Украина.

Кто выиграл и кто проиграл во время энергетической блокады Крыма? То, что проиграла опять Украина, это понятно. Но кто при этом выиграл? Как ни странно – опять Турция.

Напомним, что в данный момент у Турции с владеющей Крымом Россией крайне напряженные отношения. В стадию «похолодания» они перешли сразу после начала операции российских ВКС в Сирии 30 сентября сего года, а точкой «замерзания» стало 24 ноября, когда турки сбили наш фронтовой бомбардировщик Су-24М.

В такой ситуации удар по тогда еще энергозависимому от Украины Крыму вполне вписывался в картину турецкого демарша против России. Демарша, заставляющего Россию использовать часть своих финансовых ресурсов не для уничтожения террористов в Сирии и выгодной для Турции контрабанды нефтепродуктов с сирийской территории, а для поддержания жизнедеятельности своего населения в Крыму. Демарша, после которого «крайним», если что, становится не Анкара, а Киев.

Наше право на подобную версию еще больше укрепляет тот факт, что Мустафа Джемилев – это человек, который давно и прочно связан с турецкими спецслужбами. Маленькая деталь: именно на территории Турции и на деньги Турции Джемилев неоднократно организовывал съезды своих сторонников. Наконец, именно Джемилев является кавалером Ордена Республики – второй по значению государственной турецкой награды за гражданские заслуги.

Впрочем, «меджлисовцы» и не скрывают, что работают на «чужого дядю». 8 ноября Рефат Чубаров внезапно объявил, что торговая блокада Крыма окончилась успехом. И не потому, что Крым вернулся к Украине, чего, как вы понимаете, не произошло… А потому, что прекратилась торговля Украины с Крымом! Полагаем, что громче всего этому тезису аплодировали вовсе не в Киеве, а заметно южнее. Где-нибудь на берегах Босфора.

Еще один факт в пользу «турецкого следа»: члены турецкой ультраправой националистической организации «Серые волки» оказались среди «активистов» энергетической блокады Крыма. Снимок с ними разместил в своем Facebook координатор блокады Ленур Ислямов. На фото он стоит в окружении молодых людей, двое из которых показывают символ группировки – так называемую морду волка. «Турецкие патриоты из организации «Серые волки» посетили нас на блокаде. Кольцо блокады сжимается», – прокомментировал тогда размещенное фото Ислямов.

Вот мнение профессора МГИМО Андраника Миграняна: «Известно, что определенная часть руководства крымских татар – Мустафа Джемилев и другие – давно живет на турецкие деньги и поддерживается самыми разными турецкими организациями, начиная со спецслужб и националистических организаций. Также не является секретом, что Крым на всех картах турецких националистов, да и не только националистов, – часть некой новой турецкой империи, и эта часть, по их мысли, со временем должна войти в лоно единого тюркского государства. И я думаю, что в этой ситуации произошло своего рода встречное движение со стороны турецких националистов в лице «Серых волков» и радикалов из крымско-татарских националистических организаций. И те, и другие, увидев рост напряженности в регионе, усмотрели в этом росте возможности для дестабилизации ситуации…»

Что ж, с попытками продовольственной и энергетической блокады Крым справился. Что дальше?

«Военная операция»?

1 декабря уже не раз тут упоминавшийся Ленур Ислямов заявил: «Стадий у нас несколько. Сначала идет продовольственная блокада, мы ее сделали. Дальше идет блокада энергетическая. Мы тоже ее сделали. Дальше идет блокада морская. К ней мы сейчас будем приступать… В том числе будет блокада и Керченской переправы».

4 декабря все тот же Ислямов триумфально объявил, что ранее анонсированная акция уже начала воплощаться в жизнь: «Это уже военная операция, поэтому я не могу пока об этом говорить. Однако скажу, что морская блокада Крыма уже началась. <…> Потому что турки, когда сбили этот самолет (Су-24М), который попал на их территорию, уже осуществляют блокаду Босфора и Дарданелл. Остается только Керченский пролив, а мы им займемся, уже занялись!» – добавил координатор.

Отметим очередной реверанс в сторону главного заказчика новой «блокады» полуострова – Турции. При этом Турция на деле не стала перекрывать для российских кораблей Черноморские проливы. Но, несомненно, с большим интересом изучила реакцию общественности на такую вероятность, озвученную Ислямовым…

8 декабря по поводу морской блокады Крыма наконец-то высказался сам глава действующей на территории Украины протурецкой террористическо-диверсионной группировки Мустафа Джемилев. Первое, что он сделал, – это с печалью признал очевидное: «У Меджлиса нет военных кораблей, чтобы блокировать Крым с моря…» Затем Джемилев добавил: «Отношения с Турцией прервались благодаря геополитическим событиям. Правда, в порты Крыма заходят греческие корабли, заметили еще румынские и итальянские. Их мы не можем блокировать, нам надо регистрировать эти случаи и подавать в международные организации, чтобы в тех портах, куда они будут заходить потом, на эти корабли был наложен арест за нарушение наших территориальных вод».

А вот как выглядит комментарий Джемилева относительно возможного блокирования Керченского пролива: «Мы говорили с руководителем ведомства ФРГ, занимающегося вопросами, связанными с Украиной. Должны быть наложены дополнительные санкции за нарушения наших территориальных вод. И прокладывание кабельного моста, и строительство автомобильного моста без разрешения украинской стороны – это новое посягательство на нашу территориальную целостность!»

Обратим внимание – морская блокада полуострова объявлена «меджлисовцами» лишь после того, как Крым из-за гибели Су-24М сам прервал морское сообщение с Турцией. До сего момента турецкие суда, первыми из иностранных судов возобновившие посещение крымских портов после воссоединения Крыма с Россией, никакого порицания у «меджлисовцев» не вызывали. Да и теперь Джемилев о них не заикнулся, грозя карами лишь греческим, румынским и итальянским судовладельцам. Показательно, не правда ли?

Еще обратим внимание, что 8 декабря Джемилев ни слова не сказал об упомянутой 4 декабря Ислямовым «военной операции» в Керченском проливе. При этом нельзя сказать, что Джемилев отличается особым миролюбием. Мы говорим о человеке, который в апреле 2014 года во всеуслышание предлагал Турции двинуть к Крыму свой ВМФ, а позже заявлял о необходимости взрыва моста через Керченский пролив, если и когда тот будет построен Россией.

Так чем же может быть обусловлено странное молчание Джемилева о возможности неких силовых акций «меджлисовцев» против Крыма? Стремлением сохранить в тайне подготовку к ним? Может, да, а может, и нет.

Вполне могло быть так, что в минувшие с выступления Ислямова дни возможность «военной операции» в Керченском проливе была Джемилевым и Чубаровым впервые рассмотрена предметно. Рассмотрена и, по объективным причинам, отвергнута.

В прицеле – Керченский пролив

Рассуждая логически, целями «военной операции» Ислямова в зоне Керченского пролива могли бы стать электрокабели и наземная инфраструктура энергомоста, а также элементы строящегося через Керченский пролив автомобильно-железнодорожного моста и паромная переправа Крым – Кавказ.

Наземная инфраструктура энергомоста, прежде всего подстанции, хорошо заметна, но легкодостижима лишь на первый взгляд. Еще 3 ноября первый вице-премьер Крыма Михаил Шеремет объявил, что они взяты под усиленную охрану. Попытавшиеся проверить это несколько крымских журналистов были остановлены военнослужащими еще на дальних подступах к охраняемым объектам.

Для того чтобы вывести из строя находящийся под водой, да еще и заглубленный в грунт кабель, надо, как минимум, точно знать его месторасположение. А это на данный момент секретная информация. Даже вывод из строя взрывом одного кабеля не остановит полностью переток электроэнергии в Крым, поскольку кабели разнесены между собой на приличное расстояние.

Район пролива, где ведутся работы по укладке на дно электрокабелей, постоянно патрулируется не только российскими морскими пограничниками, но и подразделением ПДСС (противодиверсионные силы и средства) ВМФ. О том, насколько решительно «в случае чего» готов действовать этот заслон, обмолвился вице-премьер Крыма Руслан Бальбек. «Пиратствовать в российской экономической зоне шайка Ислямова не будет», – заявил он. После чего Бальбек напомнил о том, что пограничные службы России не церемонятся с нарушителями и при необходимости готовы открыть огонь на поражение.

Примерно то же самое угрюмо констатировал майор ВСУ Алексей Никифоров: «Уже поступили заявления, что будут стрелять без предупреждения. Мы понимаем, как они могут действовать, если такое произойдет в Керченском проливе… Поэтому хотелось бы предостеречь ребят, которые соберутся, чем это может для них закончиться». Черту под этими рассуждениями подвел адмирал Владимир Комоедов, бывший командующий Черноморским флотом РФ: «Если будет действительно военная операция, если они от имени Украины начнут войну, то на войну будем отвечать войной. А что ж делать?»

Таким образом, попытка диверсии против энергомоста для боевиков Джемилева вполне может стать «билетом в один конец». С учетом того, что Россия имеет возможность достаточно быстро отремонтировать любой элемент энергомоста, диверсии против него становятся совсем уж сомнительным удовольствием.

Атаковать же конструкции строящегося через Керченский пролив автомобильно-железнодорожного моста сейчас тоже довольно глупо. В первую очередь, потому, что до завершения строительства еще очень далеко.

Кингстоны открыть не так-то просто

Теперь рассмотрим паромную переправу Крым – Кавказ. Теоретически ее можно попытаться «застопорить» несколькими способами. Например, выведя из строя сами паромы или район погрузки/разгрузки в портах, а также перекрыв фарватеры, по которым, собственно, и курсируют паромы между Крымом и косой Чушка. Однако разом вывести из строя все паромы невозможно, равно как и невозможно на продолжительное время вывести из «игры» портовое оборудование. Вероятность блокирования переправы путем перекрытия фарватеров стайкой катеров и надувных лодок в стиле акций Greenpeace с учетом режима охраны зоны пролива околонулевая. К тому же, такие действия заведомо не могут быть долговременными.

Попытка же заблокировать фарватеры затопленными кораблями-брандерами и вовсе фантастична. И вот почему.

Во-первых, усиленный режим охраны Керченского пролива, скорее всего, не допустит прохода подозрительного судна в зону пролива. В случае же прохода в зону пролива, судно обязано пересекать ее, следуя строго по Керченско-Еникальскому каналу. Попытка сойти с него в направлении паромных фарватеров № 28 и № 50 будет немедленно замечена и пресечена.

В-третьих, при затоплении судна надо еще умудриться положить его на грунт там, где надо, а не там, где получится. С учетом довольно приличного времени, потребного на затопление судна, и сильного течения в зоне пролива, это очень нетривиальная задача.

В-четвертых, прямо сейчас в Мариуполе и Бердянске Украина не имеет под своим флагом судов, достаточных по размерам для перекрытия фарватера. Попытка найти что-то подходящее где-то еще займет время и наверняка привлечет внимание российских спецслужб.

В-пятых, фарватеров, по которым паромы могут ходить по линии Крым – Кавказ, несколько. Если уж практически не возможно блокировать один фарватер, то сразу два – это чистой воды утопия.

В-шестых, попытка перекрыть брандером Керченско-Еникальский канал бесперспективна не только потому, что аварийно-спасательная служба Черноморского флота сравнительно легко поднимет «утопленника». Но еще и потому, что заблокирует для Украины возможность вывозить морем из Мариуполя продукцию местных предприятий. В первую очередь – металлургических.

Причем, такая попытка заблокирует Керченский пролив для Украины вне зависимости от того, насколько удачно брандер перекроет канал. Даже в случае неудачной попытки Россия гарантированно закроет пролив для прохода иностранных судов, следующих в порты Украины. Во избежание рецидивов, так-сказать.

И – да – такая санкция, скорее всего, станет последствием любой попытки «меджлисовцев» устроить диверсию как в самом Керченском проливе, так и на его побережье.

Почему мы об этом упомянули не в самом начале? Потому что не следует забывать: Джемилев – это креатура Анкары, а не Киева. Для бывшего главы «Меджлиса» и его подельников на первом месте стоят свои интересы, на втором – турецкие и лишь на третьем – украинские. Так что о неприятностях, которые ждут Украину в связи с возможностью перекрытия для нее Керченского пролива, «активисты» блокады думают в последнюю очередь. А вот вероятность получения пули от российского пограничника – это куда более сильный сдерживающий фактор…

Таким образом, получается, что «меджлисовцы» в рамках провозглашенной морской блокады Крыма могут на деле стращать полуостров лишь невнятными «новыми санкциями» и «наложением ареста» на суда, посещавшие крымские порты. Собственно, именно это Джемилев и резюмировал в своем выступлении 8 декабря.

Де-факто, Джемилев далеко не первый представитель Украины, который грозит России новыми санкциями за использование ею в своих интересах портов полуострова и крымского шельфа. Практически с самого момента воссоединения Крыма с Россией попыткой «продавливания» подобных санкций через разнообразные международные инстанции неутомимо занимается как сам украинский МИД, так и разнообразные украинские общественные организации типа «Майдана иностранных дел». Результат практически нулевой. Касательно же возможности ареста иностранных судов, посещавших Крым без санкции Киева, на данный момент это возможно лишь в портах самой Украины.

Надо быть начеку

Стоит ли после всего сказанного снисходительно относиться к заявлениям «меджлисовцев» о морской блокаде Крыма? Нет, не стоит. Не Киев, но Анкара в угоду своим интересам все же может подтолкнуть их к какой-либо экстремистской выходке. Правда, после этого у Джемилева и Ко есть приличный шанс обнаружить себя в списках международных террористов… Но это обстоятельство Турцию вряд ли остановит.

Тем более не стоит снисходительно относиться к личности Мустафы Джемилева. Этого не надо делать хотя бы по той причине, что бывший глава «Меджлиса» – достаточно зловещая фигура, за которой стоит не только Анкара, но и обширные связи среди крымско-татарского населения и в правительственных структурах Украины.

Есть достаточно много свидетельств в пользу того, что однажды Джемилев уже собирался всерьез завоевывать Крым.

Дело было осенью 2015-го. Тогда Джемилев с Чубаровым очень старались вызвать в Крыму широкомасштабные протестные выступления крымских татар. Одновременно фиксировалось накопление отрядов радикалов из «Правого сектора» у границ Крыма. Кому, как не им, поднаторевшим в уличных беспорядках Евромайдана, прошедшим учебные лагеря в Западной Украине и получившим боевой опыт в АТО, первыми рваться «освобождать» полуостров? Тем более что в случае неудачи Киев всегда смог бы сослаться на самоуправство и неподконтрольность радикалов. При этом у Джемилева и Чубарова имелись и те, кем в случае необходимости можно было бы быстро усилить отряды «Правого сектора».

Речь идет о т.н. «мусульманских» батальонах, вооруженных МО Украины, но подчиняющихся Джемилеву и Чубарову. Часть членов этих формирований прошли не только АТО, но и террористическую «школу» запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство». Причем тренировки и боевое слаживание «мусульманских» батальонов проходили под руководством инструкторов, участвовавших в чеченских кампаниях на стороне незаконных бандформирований и позже успевших повоевать в Сирии на стороне ИГ. В частности, за снайперскую подготовку и отправку радикалов на полуостров Крым отвечала некая чеченка Амина, не только успевшая повоевать в рядах боевиков на Кавказе, но и причастная к готовившемуся в начале 2012 года покушению на Владимира Путина…

То есть, все готовилось очень и очень серьезно. Но запланированного татарского «бунта» в Крыму так и не случилось, а без него все прочее теряло смысл.

Бывший глава «Меджлиса» был вынужден свернуть операцию, а затем перенацелить своих «мусульманских гвардейцев» на подрыв ЛЭП в Херсонской области. Однако это вовсе не означает, что Мустафа Абдулджемиль Джемилев поумерил свои амбиции. Это означает, что до поры до времени Джемилев со своими «мусульманскими» батальонами затаился на Херсонщине в ожидании подходящего случая.

Какой из этого следует вывод? Нам надо быть начеку.

Андрей Союстов

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям