Плановый промахВ субботу 17 сентября боевые самолеты международной коалиции во главе с США нанесли удар по позициям сирийской армии у сирийского города Дейр-эз-Зор, что привело к гибели 62 военнослужащих САР и контрнаступлению боевиков ИГ (группировка запрещена в России). Сирийская армия не сразу вернула контроль над своими позициями. Россия созвала Совет безопасности ООН. Белый дом выразил сожаление в связи с жертвами авиаудара коалиции в Сирии.

Центральное командование ВС США сообщило: «Силы коалиции считали, что они наносят удар по боевым позициям ДАИШ, которые они отслеживали на протяжении значительного времени перед ударом».

Операцию коалиции оценили Минобороны России, МИД РФ и МИД Ирана. Китай призвал США реализовать соглашение о прекращении огня. Выразил озабоченность президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Представители сирийской оппозиции отметили, что удары США могут быть использованы боевиками ИГ для укрепления своих позиций.

И все же, что это было — поддержкой боевиков или ошибкой пилотирования?

Боевые вылеты

Тактика боевого применения авиации выверена до мелочей, не предусматривает экспромтов или случайностей. Образно говоря, это не джаз, а тригонометрическая функция. Любые действия авиации продиктованы задачами вышестоящего командования. Все увязано и согласовано по времени, месту, степени поражения, привлекаемым силам.

Военные летчики получают задание за несколько часов до вылета, после чего изучают обстановку по карте, определяют состав и порядок применения авиационных средств поражения, математически рассчитывают каждый этап — с учетом скорости и высоты, возможностей противодействия противника, времени суток, погодных условий, вероятных вариантов развития событий.

Подготовка и разработка замысла — прежде всего расчеты, анализ всех компонентов. Непосредственное выполнение задачи начинается, как правило, по разработанному и утвержденному вышестоящим командованием плану.

Обсуждение западными СМИ «незапланированной операции» альянса, на которую отводилось якобы только 67 минут, напоминает неловкую «операцию прикрытия». Рассмотрим факты.

С использованием данных космической и воздушной разведки четыре пилотируемых самолета коалиции (два истребителя F-16 и два штурмовика А-10) и ударный беспилотный летательный аппарат ВВС США скрытно вошли в воздушное пространство Сирии со стороны иракской границы (очевидно, российские комплексы ПВО С-400 на авиабазе Хмеймим в большей степени контролируют средиземноморское направление и турецкую границу). И образцово отбомбились по позициям войск Башара Асада. На цели выходили неоднократно (со стороны боевиков ИГ), применяя все виды вооружения. Вывели из строя батальон правительственных войск САР, и обеспечили контратаку террористов.

Официальный представитель сирийской стороны Бусейна Шаабан отмечает: «Сирийская армия располагалась на холмах… И как только Вашингтон нанес удар, террористы начали наступление с той же самой стороны… Для любого, кто находился на поле боя, очевидно, что все это было хорошо скоординировано между авиацией и террористами».

Представитель вашингтонского Атлантического совета Фейсал Итани размышляет: «Странно, что США нанесли удары по ИГ вблизи от позиций правительственных сил. Можно говорить о том, что это была огневая поддержка с воздуха».

Откуда, а главное — для чего «незапланированно» взлетели истребители и штурмовики альянса? Женевские договоренности России и США содержат конкретный план мирного урегулирования: если перемирие сохраняется в течение недели после 12 сентября, то Москва и Вашингтон создают координационный центр для нанесения совместных авиаударов по террористам.

То есть семь суток перемирия — ключ к дальнейшему развитию ситуации в Сирии. Полагаю, это знали все стороны конфликта, включая Австралию и Данию, которые признали участие в ошибочных авиаударах по сирийской армии — 17 сентября, через пять дней после объявления перемирия, без согласования с представителями САР или России. В этой совершенно прозрачной ситуации трудно поверить в случайности и ошибки.

В фокусе противоречий

Постпред России в Совбезе ООН Виталий Чуркин заявил: «Если бы уж Соединенные Штаты захотели помочь сирийским вооруженным силам, защищающим Дейр-эз-Зор, они могли бы подождать пару дней, когда должно вступить в силу наше соглашение, заключенное Сергеем Лавровым и Джоном Керри в Женеве 9 сентября, о создании Совместного исполнительного центра».

Без просьбы сирийского руководства авиации альянса ошибочно было даже нарушать сирийскую границу, не говоря уже о бомбардировках правительственных войск САР в условиях объявленного перемирия. Разве США не контролируют своих союзников по коалиции?

Австралийские и датские военные летчики пересекли границу суверенного государства и атаковали войска этого государства не потому, что авиабаза НАТО в Багдаде стала зоной арархии, где каждая страна-союзник действует по своему усмотрению.

Вероятно, операцию у города Дейр-эз-Зор планировали под руководством американского командования, с расчетом на немедленный и жесткий военный ответ России, срыв дипломатического урегулирования и дальнейшую эскалацию вооруженного конфликта в Сирии.

В случае подобного развития событий миру предложили бы удобную иллюзию: летчики альянса США «просто ошиблись», а Россия злонамеренно усилила авиаудары по «умеренной оппозиции», и сорвала миротворческие усилия США. Занавес. И новый акт ближневосточного «марлезонского балета».

Что дальше? Стабильность в Сирии означает для многих политиков в Вашингтоне стратегическое поражение США. Даже если Россия поэтапно и дипломатично принудит американцев и их союзников к миру в Сирии, наши партнеры наверняка оставят лазейки для взаимодействия с террористическими группировками — ради свержения Баша Асада.

Кроме того, в резерве у американских «ястребов» остается исламская коалиция, созданная в декабре 2015 года как военное объединение 34 стран с командным центром в Эр-Рияде. Как известно, в марте 2015 года члены этой коалиции Саудовская Аравия, Катар и Турция создали объединение «Джейш аль-Фатх», куда вошли девять крупных группировок, ыключая «Джебхат ан-нусра», «Ахрар аль-Шам», «Джунуд аль-Акса». Нельзя недооценивать возможности этого центра силы.

Иранское издание Javan отмечает: «Турция, безусловно, так же как и Запад, не желает видеть во главе Сирии Башара Асада и его правительство, однако планы по «федерализации» Сирии (то есть дезинтеграции), которые активно отстаивает Запад, она рассматривает для себя как крайне нежелательные… Потому как реализация подобных планов может в будущем… поглотить и часть самой Турции».

В XXI веке Сирия стала фокусом мировых противоречий, своего рода шахматной доской, на которой разные игроки меряются стратегиями и качеством подготовки. Сирия превратилась в ось геополитики, вокруг которой вращаются коалиции и новые подходы к международным проблемам. Здесь разные государства, включая Австралию, корректируют свой внешнеполитический курс и сложившийся миропорядок.

И Россия делает все возможное, чтобы перевести это геополитическое противостояние в цивилизованное русло.

Александр Хроленко

по материалам РИА Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям