Эксперты УкраиныВо вторник, 1 декабря, на сайте Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины опубликована статья секретаря СНБО Александра Турчинова. Он предостерегает западных лидеров от сотрудничества с Россией в борьбе с террористами ИГ (ДАИШ, деятельность этой организации запрещена на территории РФ). По мнению Турчинова, Россия отрабатывает и на Украине, и в Сирии методику продолжения «гибридной войны», направленной на «разрушение мирового порядка».

О том, каковы реальные, а не декларируемые в статье цели украинского руководства, можно ли сравнивать Украину и Сирию и в чем смысл внешней политики России, мы попросили высказаться российских и украинских экспертов.

Вопрос: В своей статье Турчинов утверждает, что «попытки договориться с Россией и Путиным запускают механизм, который сработал 11 сентября, но в более страшных и зверских масштабах». И далее предостерегает глав западных государств от взаимодействия с Россией. Получается, что Украина не собирается выполнять Минские соглашения, поскольку механизм их реализации — «нормандская четверка», в которую, помимо глав государств Франции, Германии и Украины, входит Россия, а ее Турчинов сравнивает с «Аль-Каидой». Что вы думаете относительно этих утверждений? И есть ли какой-то смысл в появлении подобной публикации?

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

Думаю, что в этой публикации ключевыми мотивами является разочарование и обида из-за позиции Франции, Германии, других западных стран, идущих на сотрудничество с РФ по вопросу ИГ и событий в Сирии. Есть еще и понимание того, что Украина рискует остаться наедине со своими проблемами — Донбассом, Крымом, социально-экономическим кризисом, радикалами и разрушенной системой государственного управления. Или хуже того, украинская власть опасается, что позиции стран ЕС и РФ могут сблизиться и по украинскому вопросу. Вопрос усиления санкций в отношении РФ на фоне сотрудничества по Сирии фактически снят с повестки дня, несмотря на отсутствие прогресса в диалоге по Донбассу или Крыму.

При этом уже очевидно, что поиск нового геополитического баланса идет без участия Украины, и есть огромные риски, что ее, скорее всего, поставят по факту достигнутых договоренностей перед необходимостью их исполнения.

Кроме того, в преддверии очевидной отставки премьер-министра Арсения Яценюка, потерявшего политическое будущее, нельзя исключить, что Турчинов пытается оседлать и возглавить условную украинскую «партию войны».

Это желание прослеживается и во многих других заявлениях Турчинова, в попытках постоянного нагнетания страха и милитаризма в украинском обществе.

Владимир Корнилов, директор Центра евразийских исследований:

Искать логику в словах Турчинова и иных представителей украинской власти не имеет смысла. Турчинов предостерегает Европу от договоров с Россией, и в то же время официальный Киев постоянно твердит о необходимости выполнения соглашений, подписанных Украиной при посредничестве тех же России и Европы.

Порошенко в Париже ставит на одну доску террористов ИГ и представителей ДНР, но не поясняет при этом, как же так получилось, что он подписывал минские договоренности с людьми, которых он считает «террористами» сродни боевикам ИГ.

Что касается выполнения Минских соглашений, то Киев изначально не собирался их выполнять. Он использует их для передышки, зализывания ран, наращивания сил и новых атак на Донбасс.

Родион Тунинский, исполнительный директор Ассоциации «Центр исследования экономического и социокультурного развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы»:

Статья Турчинова написана для внутреннего потребления и для национального читателя. С Россией, действительно, сегодня пытаются договориться западные лидеры. Более того, Россия сегодня единственная страна по своей мощи, ресурсам и авторитету, которая действительно может остановить (уничтожить) террористов — их организацию и ее лидеров, боевиков.

Это катастрофа для украинской власти, ведь это идет вразрез с той идеологической доктриной, которая выработана руководством Украины. «Как же так, — рассуждают украинские власти — Россия-враг, превращается для Европы в страну-спасительницу!»

Квартет мировых держав очень напоминает формат, который существовал в годы второй мировой войны, когда лидеры сверхдержав объединились перед угрозой фашизма.

Единственным партнером для Украины (или все-таки хозяином?), у кого украинская власть еще может искать поддержку, остаются США. Отсюда в статье Турчинова возникает параллель с 11 сентября и Аль-Каидой. Но, думаю, авторитет элит Украины даже у их американских друзей сильно пошатнулся в последнее время. Нет ни свершений в борьбе с коррупцией, ни достижений в реформировании экономики, которых так ждут за океаном.

И еще одно. Потеря интереса к украинским проблемам неразрывно связана с уменьшением материальной помощи этой стране. Иными словами, начав масштабную операцию против ИГ и других террористических организаций, Европа, безусловно, в разы уменьшит финансовые вливания в Украину. А это совсем плохо для украинской власти.

Вопрос о минских соглашениях мне вообще кажется риторическим — было очевидно, что Порошенко будет торпедировать любые мирные процессы. Потому что наступление мира на востоке Украины потребует от украинского президента ответить перед обществом за все промахи власти.

Вопрос: В этой же статье Александр Турчинов проводит параллель между Украиной и Сирией. В Сирии, утверждает он, Россия проводит обучение и отрабатывает боевое применение своих самолетов и ракет, а по сути — новые формы «гибридной войны», начатой на Украине. По его словам «агрессия Российской Федерации, начавшись в 2014 году против Украины, стала долгосрочным фактором влияния не только на украинскую, но и на мировую политическую, экономическую, военную и социальную реальность». По мнению Турчинова, западные державы не должны допустить усиления России в мировой политике. Как вы оцениваете это сравнение? И в чем, с вашей точки зрения, смысл участия России в ближневосточном конфликте?

Руслан Бортник:

Ситуация на Украине пока и близко не соответствует сирийской. На Украине конфликт имеет исключительно искусственный — политический, — характер. Поэтому при восстановлении демократического поля такой конфликт можно достаточно быстро завершить.

Попытки сравнения Украины и Сирии, ситуации на Донбассе с терактами в Париже (как это сделал президент Порошенко на климатическом форуме во Франции) являются попыткой отрицания объективной реальности и, соответственно, попыткой избежать реального решения конфликта. Кроме того, такое нагнетание помогает манипулировать общественным мнением на Украине и просить финансовой помощи на Западе.

Что касается России, она сегодня имеет несколько целей, ключевыми из которых, по моему мнению, являются:

— перетянуть на свою сторону ЕС, решив террористический и миграционный кризисы, параллельно ослабив влияние США в регионе демонстрацией неэффективности политики этой страны на Ближнем Востоке;

— обеспечить влияние на рынок углеродного сырья, контролируя события на Ближнем Востоке;

— переложить тяжесть решения «украинского кризиса» на европейские и американские плечи.

Россия не видит соперника в Украине. Для Москвы соперник — Вашингтон, а все остальные — инструменты в этом противостоянии.

Владимир Корнилов:

Думаю, события в Сирии можно связывать с Украиной, но в другом, чем у Турчинова, смысле. Не прояви Россия изначально твердости на Украине, возможно, США не так активно и открыто участвовали бы в организации переворота в Киеве в 2014 г. Не будь войны в Донбассе, возможно, Россия не пошла бы так далеко и в Сирии.

Как видите, все взаимосвязано. Россия перенесла фокус внимания из Украины обратно на Ближний Восток. И тут логика действий очевидна. Другое дело, что при ввязывании в региональный конфликт вдалеке от своих границ всегда есть риск завязнуть там, увлечься, не заметить ту черту, которую лучше не переходить.

Так что логика действий России в Сирии очевидна, но главное — не дать втянуть ее армию в глобальный конфликт, из которого выход можно будет искать десятилетия.

Родион Тунинский:

В Сирии Россия воюет, а не проводит учения, и, как оказалось, теряет кадровый состав своих вооруженных сил. То есть идет реальная война, пусть пока и точечная, локальная.

Но для украинской власти именно активная позиция России в разрешении украинского и ближневосточного конфликта и является основанием для беспокойства.

Понимая, что на фоне событий в Сирии Украина теряет свое место в западных информационных ресурсах, Турчинов пытается «вскочить на уплывающий информационный корабль», где все меньше остается места украинским проблемам. Но эта статья — плохая и неудачная попытка вовлечь Европу снова в круг проблем Украины.

Что касается внешнеполитической активности России здесь, на мой взгляд, очевидно, что Россия после распада СССР уступила свое место в мировой политической системе ряду других сверхдержав. Сейчас происходит справедливое восстановление этого статуса страны в мировой политической системе.

И это не нравится украинской власти. Сильная Россия, с которой начинают считаться в Европе и Америке, задевает болезненное самолюбие отдельных украинских представителей власти. Они теряют своих покровителей в том мире, где у России есть свое особое место сверхдержавы.

Захар Виноградов

по материалам РИА Новости 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям