О «демилитаризации» ШирокиноКоротко по «демилитаризации Широкино». Собственно, это уже не первая попытка прекратить бои под Широкино, которые продолжаются в районе поселка уже около полугода (в незабвенном стиле Никишино или Донецкого аэропорта).

Весной даже обсуждался вопрос вывода войск из Широкино (в наиболее тихий период «перемирия»), но получилось наоборот — бои привели к тому, что силы под Широкино начали накапливать обе стороны, при этом, помимо обстрелов позиций друг друга, хунта еще периодически пыталась ходить в атаку с целью подвинуть позиции ВСН в поселке.

Вся эта позиционная война постоянно пожирала людей, технику и боеприпасы. Например, один из батальонов 1-й Славянской бригады с января по март потерял примерно треть личного состава — из 3 рот осталось 2. Серьезные потери убитыми и ранеными были у «Азова», а также у грузинских наемников. В целом, за это время фронт там существенно не изменился, образовался своеобразный паритет.

Факты запрета на ведения огня тяжелой артиллерией в ответ на огонь хунты были и ранее, но надо понимать, что они действуют в ограниченном масштабе, иначе бы у хунты не было там потерь от артиллерийского огня.

Тем не менее, открытие огня по согласованию увеличивает время реакции на тактические действия войск хунты под Широкино, что иногда приводит к излишним потерям, так как порой хунте удается в боестолкновениях обеспечить себе превосходство в средствах огневого поражения, как это было во время боев под Широкино 25 июня, когда на первом этапе боя по позициям ВСН наносились концентрированные артиллерийские удары, при крайне вялой ответке, которая заработала в полную силу лишь после того, как хунте дали занять пристреленный участок, после чего артиллерия ВСН успешно отработала. Но это скорее домашняя заготовка.

Теперь же, в попытке продлить «минское перемирие» официально пытаются демилитаризовать Широкино, при том, что именно хунта выступает постоянным источником напряженности в этом районе.

И можно быть более чем уверенным, что эта попытка снизить напряженность останется столь же пустой, как и предыдущие. Обстреливать будут, даже если хунте отвечать не будут.

Практика показала, что запреты отвечать на огонь хунты без разрешения вышестоящего начальства никак не снизили интенсивность боевых действий, более того, такие ограничения на ответный огонь в течении весны лишь провоцировали хунту подогревать градус противостояния.

Сдать же Широкино, чтобы убрать повод для обстрелов, тоже не вариант — хунта просто продвинет артиллерию и будет накрывать позиции ВСН, прикрывающие Новоазовск, и развивать боевые действия уже непосредственно с опорой на Широкино, а не на высоты к западу от поселка.

При этом есть масса мест, где тот же самый процесс можно повторять в неограниченном масштабе — Пески, Марькинка, аэропорт, не говоря уже о типовых обстрелах городов.

Проблема тут не в Широкино, а в общем нежелании хунты спускать конфликт на тормозах. Широкино тут не более чем один из формальных поводов продолжать боевые действия.

Поэтому вся эта «демилитаризация», инициатива которой исходит от отечественных «миротворцев», напоминает лечение газовой гангрены наложением подорожника.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям