Пишут, что в Нью-Йорке на акцию протеста против решения Большого жюри, оправдавшего убийцу 18-летнего чернокожего в Фергюсоне, вышла тысяча человек. Мне кажется, больше. И вывел людей на улицы полицейский произвол как таковой, а не только его расистский привкус.

О том, что Америка превратилась в полицейское государство, наслышаны все. Американцы знают об этом точно, именно поэтому более или менее многочисленные акции протеста прошли в 120 городах. Но события в Фергюсоне, на мой взгляд, обозначили еще одну проблему: неверие в справедливость суда. Потому что беспорядки начались сразу после оглашения приговора присяжными, которые, как они сами признавали, вложили в процесс всю свою душу.

Сообщалось, решающую роль при вынесении оправдательного вердикта сыграл пистолет полицейского, который был в крови 18-летнего подростка. Майкла Брауна стали избивать еще в машине, а застрелили позже, при попытке к бегству. Суд поверил полицейскому, объяснившему, что парень оказал сопротивление при аресте. То есть, коп действовал строго в рамках закона.

Как пишет Гленн Харланд Рейнольдс, доктор права из университета Теннесси, «общеизвестно, что суды и жюри готовы верить даже сомнительному полицейскому свидетельству». И хотя он имеет в виду родную державу, это утверждение можно смело распространить и на суды других стран мира, в том числе и Россию. Возможно, сказывается некое корпоративное отношение друг к другу государевых слуг.

Американский профессор уверен, что решить проблему можно при помощи видео- или аудиоматериалов. Однако и здесь не все просто. Например, суды в США не доверяют записям на айфоны потерпевших. Точнее, доверяют, но с оговоркой: видео сделано в общественном месте. Чтобы в крайнем случае по старинке заслушать живых свидетелей.

Так было, например, в деле Саймона Глика, который снял на свой сотовый телефон, как трое бостонских полицейских избивают человека. Копы отняли у Саймона мобильник и карту памяти — со словами, что они не давали согласия на съемку. Суд в итоге встал на сторону гражданина, однако в своем решении специально подчеркнул, что инцидент случился в «самом старом городском парке Соединенных Штатов». Если бы потерпевший был избит где-нибудь в подвале, видеозапись даже не стали бы просматривать.

Гленн Харланд Рейнольдс не пишет, какое решение суд принял в отношении бостонских полицейских — задача его эссе заключалась в том, чтобы привлечь внимание юридической общественности к проблеме видеосъемки как доказательства в суде.

Это особенно важно сегодня, когда каждый имеет айфон и в любой момент готов снимать все, что угодно, в том числе и полицейский произвол. Снимают много, снимают активно, размещают на YouTube, собирая тысячи просмотрв, — все зря. Профессор напоминает, что в США пока не создано прецедента, когда суд принял во внимание аудио- или видеозапись, которая не была сделана в общественном месте.

Как правило, сотрудники правоохранительных органов предпочитают совершать преступления без свидетелей. Причем, действуют довольно уверенно, заявляя потерпевшему, что в суде, если он надумает туда обратиться, его дело не будет иметь перспектив. Поскольку там будет звучать всего лишь его слово против слова полицейского. И судебная практика это подтверждает.

Вчера всему миру было продемонстрировано, что профессор из Теннесси прав: американская фемида практически всегда встает на сторону полицейского, даже в очевидных случаях. Каким, на мой взгляд, было убийство безоружного подростка в Фергюсоне.

Фото John Minchillo (Associated Press).

Павел Шипилин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям