Игорь Стрелков: Такие боеприпасы я не встречал

Командующий ополчением Донецкой народной республики в интервью «КП» прокомментировал последний события в Славянске и вокруг него

— В ближайшие дни штурма мы не ожидаем. Хотя противник, наверняка, будет пытаться прощупывать нашу оборону, как он пытался делать это минувшей ночью в поселке Артем. Но мы подбили один БТР.

Они обставили город артиллерией, на каждый блокпост поставили по два-четыре танка. В общем ведут правильную осаду, пытаясь периодически прервать пути сообщения. В городе полностью отключена подача электричества, перекрыта вода. Труба-то была отремонтирована, но перекрыты заслонки в районе поселка Донецкий. Вода доставляется только из скважин и рек.

— То есть, воды нет не из-за разрушений в ходе бомбардировок? Это намеренное отключение украинской стороной?

— Именно так. Авария на водоканале силами городских служб была исправлена, вода перекрыта решением украинских военных. Также, как и электричество. Сегодня из Горловки выдвинулась к нам бригада «Донбассэнерго», чтобы отремонтировать ЛЭП между Краматорском и Славянском. Украинские военные их в район не допустили, несмотря на имевшиеся согласования.

После падения фосфорных зарядов окрестности Славянска затянуло дымом

— Что происходит на других направлениях — донецком, луганском?
— По направлению к Донецку противник постоянно продвигается. Выставили новые блокпосты в районе Курахово, Константиновки, Украинска. Постепенно приближаются к Донецку, пытаясь его охватить.

В правом верхнем углу видны еще падающие заряды

— Возможны удары сразу по нескольким направлениям?
— Танков, солдат, артиллерии у них очень-очень много. Теоретически должно хватать. У них очень плохо с организацией и боевым духом. На блокпостах повальное пьянство, солдаты не желают выполнять приказы командиров. Между частями Нацгвардии и минобороны уже случаются столкновения с применением оружия. Армия не только непрофессиональная, она воевать не хочет. Стрелять по городским кварталам из пушек и минометов издали или долбить танками Семеновку, находясь на безопасном расстоянии, они готовы. А вот идти в контактный бой никто не хочет.

На этом снимке в небе отчетливо видно падающие заряды

— Что можете сказать о странных зажигательных боеприпасах, которые применяют войска? Говорят о фосфорном заряде.

— Я не такой большой военный специалист, чтобы по внешнему виду определить боеприпас. Я таких боеприпасов в своей военной практике не встречал. Ни в первую, ни во вторую чеченские кампании. Сначала я подумал, что это низкие разрывы так называемых «люстр» — специальных осветительных бомб. Но «люстры» должны подвешиваться на парашютах. Здесь речь идет о кассетном боеприпасе, который взрывается в воздухе и заливает зажигательной смесью определенные площади. Я не знаю, что это за боеприпас.

Семья Кобченко, которой стараются помочь спецкоры КП Александр Коц и Дмитрий Стрешин

— Ополченцы нам рассказывали, что с украинской стороны появились профессиональные танкисты и минометчики. Научились воевать или появились наемники?

— Думаю, все-таки речь идет об отдельных подразделениях украинской армии. Нельзя считать противника бездарным и ничего не умеющим. В каждой, самой разваленной армии есть профессионалы своего дела, которые могут обучить ему желающих. Но с другой стороны, находясь на стационарной позиции в абсолютной безопасности 2,5 километрах, расстреливать одну и ту же точку несколько дней много ума не надо.

Маленький Антон Кобченко живет с сестрами в Славянске. На снимке он с известным ополченцем Моторолой

-У ополчения растет профессиональный уровень?

— Ополчение превращается постепенно в боеспособную силу, которая может противостоять противнику в обороне. При том колоссальном подавляющем превосходстве в тяжелом вооружении, что он имеет, атаковать его — это просто безумие.

Это все, что осталось от мин, снаряженных кассетами с фосфором. На месте их падения выгорела земля.

— В Интернете со ссылкой на вас появилась информация, что на аэродроме под Краматорском выгружают некие боеприпасы с маркировкой химического или бактериологического оружия…

— На этом аэродроме очень сложно что-то выгружать. Он наполовину контролируется ополчением, по крайней мере гражданская его часть. Только в наиболее отдаленной части могут садиться вертолеты. Наблюдать ее со своих позиций ополчение просто не может. Поэтому и комментировать я не могу. У меня нет таких данных. У нас есть информация, что между Черкасским и Былбасовкой разгружались непонятные вагоны с непонятной маркировкой под усиленной охраной.

После падения фосфорных зарядов выгорает земля…

Мы подозреваем, что там может разгружаться что-то неконвенционное. Но сказать, что это химическое или бактериологическое оружие нельзя. Мы можем только подозревать это. Кто распространяет такую информацию от моего имени я не знаю. Я пишу в Интернете только на одном известном ресурсе, с которого несколько человек имеют право дословно перепечатывать мои сообщения. А за последние трое суток у меня возможности выходить в Интернет просто не было. В городе его практически нет.

Комсомольская правда

По материалам Русская весна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям