«Адвокат» сердится из-за неонацистовВ рамках своего визита в Польшу 7-8 мая 2015 года президент Украины Петр Порошенко уже встретился с польским коллегой Брониславом Коморовским и генсеком ООН Пан Ги Муном. Возможно, он так же «поручкается» и с председателем Европейского совета, поляком Дональдом Туском, который тоже приехал в Гданьск для участия в мероприятиях по празднованию 70-летия победы над нацизмом. Поляки организовали их, чтобы напомнить всем, что Вторая мировая война началась именно с нападения Германии на их страну. И в боях 1-7 сентября 1939 года они показали свое отношение к фашизму.

Тогда в боях с маленьким гарнизоном военного транзитного склада на полуострове Вестерплатте громадная гитлеровская военная машина впервые столкнулась с тем сопротивлением, которое в конце концов и поставило на ней крест. Восточнее, в СССР. И в Украине. До этого немцы прошлись по Европе, как по плацу, не особенно испачкав сапоги пылью брюссельско-пражско-скандинавско-парижских тротуаров, не говоря уже о крови. А польские «жолнежи», всего 205 человек во главе с майором Генриком Сухарским, уперлись и не посрамили честь…

…И сегодня поляки просто чествуют своих героев. И чествовали бы их, даже если бы мероприятия в Гданьске и на Вестерплатте не стали заложниками большой геополитической игры, которая призвана оскорбить и принизить 70-летие Великой Победы советских войск и солдат всей антигитлеровской коалиции в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Том временном отрезке Второй мировой войны, когда фашизм и нацизм общими усилиями были повержены в Европе. Это была общая победа, но сейчас ее хотят растащить по геополитическим «квартирам», умышленно и демонстративно умаляя и принижая роль СССР в разгроме гитлеризма. Бьют по Советскому Союзу, а пытаются ранить современную Россию.

Нынешняя украинская власть стала участницей этого унизительного для памяти всех погибших в той войне процесса, выводя историю своей страны из контекста Великой Отечественной войны и вводя ее в общую историю Второй мировой. Как кажется нынешнему официальному Киеву, так он окончательно избавляется от «300-летней российской колонизации украинских земель». И потому Порошенко поехал в Гданьск 7-8 мая. И потому его не будет на торжественном параде в Москве 9 мая. Это если мягко и максимально деполитизированно и политкорректно объяснить все перипетии этого военно-политического юбилея высокого нравственно-духовного звучания…

Однако нынешний украинский главковерх поехал в Польшу еще по одной причине: пройдут празднества и чествования, и наступит жизнь. Суровая и, увы, полная неожиданностей, чреватых для Киева вполне смертельными сюрпризами. Польша сама избрала для себя роль «адвоката Украины в Европе» и сделала много для того, чтобы убедить европейское политическое и общегражданское сообщество, что Украина – это часть общеевропейского пространства. А сейчас уже невооруженным глазом заметно, что Польша играет эту роль из последних сил и готова оставить свое «адвокатство», передав его кому-нибудь из малых прибалтийских стран. Как пел когда-то Высоцкий, «я попал впросак, да я попал в беду./Кто раньше с нею был и тот, кто будет после,/Пусть пробуют они. Я лучше пережду»…

И, как ни странно, поссорились те, кто еще совсем недавно орал где надо и где не надо «за вашу и нашу свободу», именно на почве отношения к нацизму и фашизму. К прошлому, которое ворвалось в настоящее, разворошило затаенную историческую память и выпустило на политическую арену и в души современников вполне реальные персонажи, так откровенно напоминающие кровавых и жестоких убийц и палачей из тех страшных лет. А случилось это в Украине, которая начала героизировать коллаборационизм и былое сотрудничество с «третьим рейхом» Гитлера как форму «национального освобождения и возрождения».

В Польше недовольство нацификацией Украины, ее русофобскими инициативами и попытками втянуть в противостояние с Москвой и Варшаву началось исподволь. Вот только хронология этого года. В частности, в марте 2015-го депутат сейма Польши и известный футболист Ян Томашевский, комментируя призыв Киева бойкотировать Чемпионат мира-2018 по футболу в России, заявил в интервью польскому изданию, что украинский главковерх «потерял контроль не только над Украиной, но и над самим собой. Среди прочего он начал гражданскую войну на Украине… и теперь он хочет, чтобы весь мир таскал горячие каштаны из огня!». И впервые были сказаны Томашевским главные слова об уходе Крыма в состав России: «Извините, но кто начал все это? Гражданская война началась на Майдане. Пусть Порошенко сначала наведет порядок у себя дома, прежде чем призывать к третьей мировой войне».

И все резко изменилось после 9 апреля 2015 года. В этот день президент Польши Коморовский в рамках своего визита в Украину выступил в Верховной Раде и сказал там заветные слова о том, что без «великой Украины не будет и великой Европы». А когда он покинул парламент и смолкли овации, то депутаты вслед Коморовскому демонстративно приняли три закона, которыми фактически признали «героями борьбы за независимость Украины» членов и бойцов ОУН-УПА. Того военно-политического образования украинских националистов, которые не просто тесно сотрудничали с гитлеровским «рейхом», но и стали главными инициаторами и исполнителями Волынской резни 1943 года, во время которой погибли десятки тысяч поляков.

Их, мирных жителей, в том числе и женщин, детей и стариков, уничтожали по национальному и по политическому признаку. В «триаде врагов украинского народа» по политической доктрине ОУН-УПА находятся «жиды, москали и ляхи». То есть евреи, русские и поляки, которых надо изгнать из украинских земель. А лучше – физически уничтожить, чтобы другим их собратьям по крови неповадно было «зазихаты на нэньку».

Решение Рады 9 апреля стало детонатором резких антиукраинских процессов в Польше и заставило польскую элиту пересмотреть перспективы сотрудничества. Первым «выстрелил» громко экс-командующий сухопутными войсками и заместитель министра обороны Польши генерал Вальдемар Скшыпчак: «Я отрекаюсь от всего того, что раньше говорил о поддержке Украины. …УПА убила моего дядю, прибили гвоздями к двери сарая, он умер только через три дня. Их дикость за пределами человеческого воображения. Даже нацисты не придумали ничего такого, что делали украинцы. Кроме того, убийства поляков украинцами начались не в 1943 году, а еще в сентябре 1939 года. Кто знает о том, что, когда наши солдаты отступали к Венгрии и Румынии, их атаковали вооруженные украинские банды? Хотелось бы знать, какое будущее строит президент Украины Петр Порошенко, на основе чего – кровожадного национализма? Это ужасно. Украинцы должны избавиться от национализма, иначе их сотрудничество с поляками будет очень сложным, практически невозможным».

По словам генерала, после 9 апреля 2015-го больше нет оснований полагать, что Украина считается с Польшей. А ведь раньше именно этот генерал выступал за массированную и активную военную помощь Польши Украине. Именно в борьбе с «сепаратистами Донбасса». «…У Украины нет такого военного потенциала, который мог бы побороть сепаратистов. …У нас есть танки в избытке, которые мы можем отремонтировать и предоставить Украине. При одном условии, что танки мы передадим с боекомплектами, потому что они должны иметь возможность бороться с российскими танками», – говорил тогда генерал. И в Киеве на него надеялись…

Потом в ход пошла «тяжелая артиллерия», как говорится. Несколько дней назад во время выступления в нижней палате парламента глава МИД Польши Гжегож Схетина заявил, что его страна не будет молчать о нанесенных полякам обидах, в частности в контексте Волынской трагедии. «Мы хотим продолжать с Украиной процесс исторического примирения, опирающегося на правду. …Украина сегодня формирует свою идентичность, в том числе историческую, что, впрочем, не освобождает от критического взгляда на собственную историю. Это должны делать зрелые народы», – сказал он. А ведь именно Схетина до этого удивил мировую общественность тем, что именно украинцы, а не Красная армия освободили концлагерь в Освенциме и вообще сыграли ключевую роль в освобождении значительной части Европы.

А потом высказался и сам президент Коморовский. Сначала в эфире телеканала TVN 24 он прямо сказал, что Верховная Рада нанесла серьезный ущерб польско-украинским отношениям, признав борцом за независимость страны УПА, ибо это препятствует историческому польско-украинскому диалогу. «Без диалога не может быть никакого примирения Польши и Украины. В отношениях с Украиной нас ожидает много работы… Беда этого закона заключается в том, что он препятствует польско-украинскому диалогу в вопросе истории», – резюмировал он. А потом в интервью газете «Rzeczpospolita» президент Польши, что называется, дожал ситуацию: «Отсутствие возможности дискуссии по поводу ОУН и УПА убивает польско-украинский диалог об истории. История нас делит, но современность объединяет. В сфере интересов Киева находится возвращение к диалогу. Я думаю, что этот момент наступит, и появится шанс объединиться. …То, что Украина приняла закон, признающий деятелей ОУН и УПА борцами за свободную страну, на данный момент закрыло дискуссию по этому вопросу. Польская сторона не в состоянии принять такую точку зрения. Мы не изменим нашего мнения по поводу ОУН и УПА, потому что на собственной шкуре ощутили негативные результаты их деятельности. В этом я вижу угрозу для польско-украинского объединения».

И во всех своих выступлениях Коморовский предлагал Киеву сконцентрироваться на проведении реформ в стране, а не заострять внимание на гражданской войне в Донбассе и уже тем более – ожидать агрессии со стороны России. Подобная «экономическая прагматизация» или, если хотите, «прагматичная экономизация» двухсторонних отношений чревата для Киева его главным кошмаром: Украина выталкивается на периферию польских внешнеполитических и экономических интересов, а ее место занимает улучшение отношений с Россией.

И к этому все постепенно и идет. В Польше сегодня заметны три сегмента как правящего и оппозиционного политического класса, так и всего общества, которые так или иначе акцентируют свое внимание на отношениях с Украиной и Россией. Первый сегмент – это убежденные прозападные, в основном проамериканские евроатлантические оптимисты, уверенные, что будущее Польши – Запад, самые тесные отношения только с ним. И преференции, которые Польша получит за пребывание на передовой борьбы с Россией. Именно они носятся с жупелом «российской имперской угрозы» и готовы даже закрывать глаза на неонацистские и неофашистские «выбрыки» в Украине. Они готовы их терпеть даже в ущерб исторической памяти соотечественников и закрыть глаза на героизацию ОУН-УПА так же, как они вытерпели возрождение всяких «зеленых» и «лесных братьев» в странах Прибалтики. Лишь бы все это шло в пику России.

Второй сегмент – это именно экономические прагматики, прагматичные евроскептики и умеренные русофилы, которые тоже ориентированы на Запад, на ЕС, но при этом хотят и добрых взаимовыгодных отношений с Россией и с Евразийским экономическим союзом (ЕЭС).

Они тоже побаиваются России и ее «экспансии», но смотрят на мир через показатели калькулятора, высчитывающего выгоды двухстороннего польско-российского сотрудничества. И они всегда готовы использовать козырь «неонацификации Украины» для дистанцирования от оголтелой поддержки постмайданного Киева, плохо воспринимаемой в России, и улучшения отношений с Москвой. К тому же они без восторга воспринимают бездумное и безоговорочное следование Польши исключительно в фарватере политики США, а напирают на европейские ориентиры. А Россия у них – тоже Европа.

Третий сегмент – это внутренние патриоты, в разной степени «инфицированные» врожденным польским национализмом. Они не оспаривают ни западный выбор Польши, ни налаживание отношений с Россией или кем-либо еще, но больше акцентированы на внутрипольских проблемах. Именно они не готовы ни переступить через кровь своих родных, пролитую украинскими нацистами в Волыни и по всей Западной Украине, ни осквернить историческую память об этом, принеся ее в угоду сиюминутной конъюнктуре. И опираются они на такой же электорат. Многочисленный и способный склонить чашу весов в ту или иную сторону на любых польских выборах.

К тому же польские национал-патриоты вообще в разной степени снисходительно относятся к Украине (особенно к Галичине и Волыни) и к украинцам, которых они считают «бывшими своими». Это если мягко сказать. А если грубо, то «кресы всходне» («восточные рубежи») и «быдло», восставшее и забывшее, кто в доме хозяин. В этом ключе поразителен недавний случай в польском городе Быдгощ, где владелец паба «Jack» Хуберт Бялчевски запретил посещать пивное заведение гражданам Украины. По словам Бялчевски, запрет для украинцев связан с их неадекватным поведением. «Они ведут себя в клубе как вандалы. И это не связано с расизмом, а только со спокойствием, которое я обязан обеспечить остальным гостям. Неделю назад мне пришлось вызывать скорую, потому что украинцы устроили драку. Кроме того, это частный клуб, и я вправе впускать кого захочу», – сказал владелец паба.

Либеральная польская пресса набросилась на Бялчевски с нападками и обвинениями в расизме. Но ей быстро напомнили о двойных стандартах и случае, когда с аналогичным запретом, но только для русских, выступил владелец польского ресторана «Песочница» Ян Херманович в Сопоте. Тогда его поведение назвали «патриотической доблестью».

Но и эти разновекторные настроения польская элита хоть и купирует по мере сил и возможностей, однако не обращать на них внимание не может. Особенно когда, повторяю, нужны голоса избирателей. И Коморовский, идущий на выборы президента повторно, недавно сказал: «Наибольшей угрозой для Украины может стать сама Украина. Сейчас в целом самая большая угроза – не Владимир Путин. Стратегические задачи (Украины) сейчас – внутренние реформы, а не агрессия России». По его словам, Польша против окончательной изоляции России, ибо «единственное, чего мы хотим, – чтобы Россия не нарушала международное право». «Мы – страна, которая заинтересована в возвращении России на путь нормализации», – подвел он итог дискуссии с оппонентами.

И в недавнем интервью польскому телеканалу TVP уже упомянутый поляк во главе Евросоюза Дональд Туск исключил даже возможность военного вмешательства Европы в ситуацию в украинском Донбассе. «Евросоюз не принимает решение об иной форме помощи Украине, например, военной, потому, что это не в его компетенции. Кроме того, в Европе не так много энтузиастов, выступающих за прямую военную поддержку Украины. Не будем строить иллюзий», – сказал он…

…И сегодня президент Порошенко опять поехал в Польшу. Не исключено, чтобы либо подживить свои иллюзии, либо чтобы окончательно от них избавиться, поговорив и с Коморовским, и с Туском, и с Пан Ги Муном, и с десятком других европейских президентов (Хорватии, Болгарии, Румынии, Кипра, Чехии, Эстонии, Литвы) и прочими высокопоставленными политиками, прибывшими в Гданьск и на Вестерплатте. А президент Порошенко слывет ведь политиком-прагматиком…

Владимир Скачко  Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям