Дилемма «незалежной»Украине следует активнее проводить обещанные политические и экономические реформы. В противном случае Евросоюз может снять санкции с России. Об этом, как сообщил в четверг, 22 сентября Reuters, Киев предупредил вице-президент США Джозеф Байден.

По его словам, США стараются оказать предельное давление на Украину, Германию и Францию, чтобы не позволить обвинить Киев в срыве минских договоренностей и не дать возможность Евросоюзу выйти из минского процесса.

«Мы знаем, что если они (украинцы) дадут повод ЕС, есть как минимум пять стран (Евросоюза), которые прямо сейчас готовы сказать „мы хотим выйти“ из санкций против Москвы», — сказал Байден в ходе выступления в Совете по международным отношениям в Нью-Йорке.

По его словам, с 2014 года он еженедельно тратит два-три часа на общение по телефону с украинским руководством, призывая решительно проводить реформы, а также на давление на Германию, Францию и Италию с целью сохранения антироссийских санкций.

Байден считает, что ЕС не желает бороться за Украину. «В Европе преобладают такие разговоры: «Эй, до смены президента она (Украина) принадлежала России. У них там были марионетки. Какая разница, к черту, почему ты заставляешь нас участвовать в этих санкциях», — заявил вице-президент США.

Напомним, что, согласно Минским соглашениям, Киев обязался до конца 2015 года провести конституционную реформу, ключевыми моментами которой является децентрализация и принятие закона об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей с закреплением этого статуса в Конституции страны, однако украинские власти до сих пор не выполнили эту часть соглашения, ссылаясь на отсутствие необходимого числа голосов в парламенте.

Москва призывает отказаться от увязывания санкций с реализацией Минских соглашений, подчеркивая, что Россия не является стороной внутриукраинского конфликта и субъектом договоренностей по урегулированию ситуации в Донбассе.

В начале сентября Евросоюз продлил санкции в отношении России до 15 марта 2017 года. Ограничения направлены на 37 компаний и 146 физических лиц — граждан России и Украины, которые, по мнению ЕС причастны к дестабилизации ситуации на Юго-Востоке Украины. Помимо этого пакета, до 31 января 2017 года действуют ограничения, введенные ЕС в отношении ряда секторов российской экономики, а до 23 июня 2017 года — санкции против Крыма.

Почему Байден говорит об этом публично? Это связано с предстоящей сменой администрации США? Или в Вашингтоне просто осознали, что решение вопроса снятия санкций неминуемо? Или США хотят накануне смены администрации переложить ответственность за возможный крах санкций на Киев?

— Администрация Обамы расчищает для Клинтон, в победе которой в Белом доме не сомневаются, поле для маневра, — уверен заместитель директора Национального института развития современной идеологии, политолог Игорь Шатров.

— Понятно, что антироссийские санкции завели в тупик отношения ЕС и России, но Вашингтон тревожит другое. Санкции завели в тупик и отношения США с ЕС. Ведь, например, проект Трансатлантического партнерства (TTIP) не состоялся и по этой причине. Просто в Европе с некоторых пор стали внимательнее относиться к предложениям из-за океана, подвергать их критическому анализу. Не получив никаких дивидендов от антироссийских санкций, навязанных США, европейцы решили не наступать в очередной раз на грабли. Это понимают в Белом доме и готовят пути для отхода. Там рассчитывают, что снизив давление, предоставив ЕС право самостоятельно решать вопрос с санкциями в отношении России, смогут продавить TTIP. Байден, по сути, предупредил Украину, что США теряют контроль над ЕС в этом вопросе. Порошенко сказали: тебе придется убеждать европейцев своими реальными делами, а не рассчитывать, что за Украину это сделают США.

«СП»: — Что за «как минимум пять стран Евросоюза, которые прямо сейчас готовы сказать „мы хотим выйти“ из санкций против Москвы»? Может ли это число увеличиться и за счет кого?

— Думаю, таких стран уже больше, как минимум, восемь-девять. Это, во-первых, Кипр и Греция, а также председательствующая сейчас в ЕС Словакия, Италия, Венгрия, Австрия, Испания, Франция, Нидерланды. У каждого из названных государств для этого есть свои причины, но основным побудительным мотивом являются экономические проблемы, которые санкции против России только усилили. И никакое TTIP не сможет заменить им экономические связи с Россией. Чиновники высокого уровня, парламентарии из этих стран уже неоднократно заявляли о желании выйти из антироссийских санкций. Две палаты парламента Франции проголосовали за их отмену, несколько областей Италии вышли с такими предложениями к национальному правительству. Это только прямые сигналы. Косвенных гораздо больше. И они идут практически из всех стран Евросоюза. Как известно, достаточно решиться одной стране…

«СП»: — По словам вице-президента, с 2014 года он еженедельно тратит два-три часа на давление на Германию, Францию и Италию с целью сохранения антироссийских санкций. Вот прям так приходится давить? Где предел, за которым эти страны перестанут поддаваться давлению?

— Давить, видимо, непросто, раз Байден был вынужден признаться. И предел терпения уже близок. Я ведь примеры Италии и Франции не зря привел. Вообще тема отношений с Россией стала частью внутриполитической повестки в европейских государствах. Все оппозиционные партии упрекают свои правительства в бездумном послушании США по российскому вопросу. И такая точка зрения находит отклик среди избирателей. Последние успехи оппозиции на выборах в разных землях Германии это подтверждают. А Байден жалобой на свою тяжкую долю намерен активизировать прямых вассалов США внутри ЕС, чтобы они свой голос в поддержку американской позиции вновь подали. Ну, знаете, есть там такие «моськи» из числа бывших советских республик, которым только дай команду полаять на слона.

«СП»: — Почему именно США так держатся за эти санкции? Почему нет единства с Европой в этом вопросе?

— Цель США, точнее, транснациональных корпораций, интересы которых защищает американская администрация — окончательно разорвать отношения ЕС и России. Изоляция России и, как следствие, экономический кризис должны, по их мнению, привести к смене режима в нашей стране. Ну а дальше запускается известный сценарий, в результате реализации которого Россия становится зависимой от США страной. Мы выскочили из этого сценария после ухода Ельцина, но вернуть нас туда остается главной задачей американской политики. В Европе, наоборот, видят в России партнера, который только усилит позиции Европы в ее конкурентной борьбе с США. Отсюда и растут корни противоречий между Европой и США.

«СП»: — Байден говорит о том, что Украине надо активнее проводить реформы. Это что-то изменит? И почему Украина их не проводит, если понимает, что от этого зависит судьба санкций?

— Украина не может провести реформы, потому что эту страну никто не контролирует. Это анархическое государство, если так можно выразиться. Ну, а какие у анархистов реформы? Если только передел награбленного. «Грабь награбленное другими!» — вот главный лозунг украинской экономической политики.

— Действительно, нынешней американской администрации особенно нечего терять, и её руки в значительной мере развязаны, — считает старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

— Тем более развязаны языки. До США начинает доходить, с кем именно на Украине они имеют дело. Что Украина — совсем не Польша и не Латвия, а нечто куда менее предсказуемое, дисциплинированное и последовательное. Поддерживать можно хоть людоеда, хоть Джека Потрошителя, но не бесконечно. Терпению американцев, видимо, тоже настаёт конец. Их деньги пропадают на Украине, а результата всё нет. В Польше и в Прибалтике от их вложений результат был, а здесь выходит шиворот-навыворот.

«СП»: — Значит, Байден призывает Киев активнее проводить реформы? Ну, с реформами по «Минску» понятно. А что за экономические реформы? Что изменит их проведение? Европа будет меньше страдать от санкций? Почему тогда Киев их упорно не проводит?

— Проводить реформы, подобные тем, что проводили Польша и страны Прибалтики после падения социализма. Они приватизировали всё и вся, обеспечивали доступ иностранным компаниям. Но, в то же время, делали процесс принятия решений и правила игры более прозрачными, тем самым уменьшая поле для коррупции. Да и сам доступ иностранным компаниям при всех издержках всё же создавал рабочие места и позволял внедрять передовые для своего времени методы управления. Такие реформы помогли подняться польскому и прибалтийскому малому бизнесу — и он до нынешнего экономического кризиса вполне себе держался. На Украине же всем заправляют олигархические группы, которые в прозрачности не заинтересованы, а склонны «пилить» и расхищать. Я уж не говорю о территориальных батальонах, отобравших у государства монополию на насилие. По Польше или Латвии не бегают банды, размахивающие нацистскими флагами…

Будет ли Европа страдать от санкций меньше или больше — для США нет никакого дела. Но американцам в условиях провала переговоров о Трансатлантической зоне свободной торговли придётся больше прислушиваться к озабоченностям европейцев. И одна из главных озабоченностей — то, что творится у них под боком на Украине. Они могут при этом сколько угодно не любить Россию, но украинское «кровавое шапито» уже очень сильно мешает вне зависимости от восприятия России.

«СП»: — Как долго будет держаться «санкционное единство» Европы? Кто в ЕС является главным лоббистом санкционной политики, и удастся ли им долгое время подчинять своей воле другие страны, которые страдают от этой политики?

— Главный лоббист санкционной политики ЕС сидит за океаном, и это вряд ли является тайной. Американцы успешно взращивают агентов своего влияния не только на Украине, но и в Германии, в Швеции, в Голландии и многих других странах. Кроме того, многие европейские политики сами по себе плохо относятся к России и сами готовы стать добровольными помощниками США в деле борьбы с «русской угрозой». Если брать по должностям — наибольшую роль играют Ангела Меркель и Дональд Туск, но похожие на них политики имеются почти во всех европейских странах. Разве что Греция и Кипр могут здесь служить исключением.

Они будут подчинять своей воле большинство стран ЕС до тех пор, пока у Евросоюза не появится другая проблема, требующая сосредоточения всех сил и средств. Такая проблема уже есть — это миграционный кризис, но всей степени его опасности зацикленные на России европейские политики ещё в массе своей не осознали. Это прекратится также в тот момент, когда санкции вкупе с другими проблемами (теми же беженцами, но не только) действительно сильно ударят по кошельку европейцев. Пока это не случилось в той мере, чтобы можно было говорить об ударе по кошельку, скажем, рядового немца, голландца или шведа. Будет это продолжаться до тех пор, пока канцлера Германии зовут Ангела Меркель, а «президента» ЕС — Дональд Туск. Они оба должны уйти, прежде чем картина кардинально изменится.

«СП»: — По словам Байдена, ЕС не желает бороться за Украину. Почему? Ведь Европа активно участвовала в организации смены власти и навязывала Украине евроинтеграцию…

— Европа ввязалась в украинские дела, думая, что это поможет создать контролируемый ею буфер на западных границах России, получить дополнительную сферу влияния и рынки сбыта. Но Украина погрузилась в нищету, дело дошло до потери управляемости государством. Очаг нестабильности на восточных границах Евросоюзу не нужен. Для многих европейцев стало очевидным, что то, что они поддерживали, оказалось на поверку совершенно другим. У ЕС нет денег, чтобы содержать Украину, у него своих проблем хватает. Он устаёт от украинской свистопляски, в то время как в деле внедрения европейских стандартов Украина оказалась полным нулём. Евроинтеграция ей никакая не светит.

Дмитрий Родионов

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям