Интервью Марату Мусину Олега Бахтиярова

Интервью Марату Мусину Олега Бахтиярова

Марат Мусин: О.Г., расскажите, что там было на самом деле?

Олег Бахтияров: Мне сообщили, что готовится акция протеста участниками Майдана. Сейчас уже ясно, что как и в случае с Оранжевой революцией, плодами протеста и самоотверженных действий тысяч людей воспользовались те же люди, что были при власти и раньше: Турчинов, Яценюк,Тимошенко и другие – они ведь не из «народных масс» вышли.

Как говорится, изменилась лишь одна буква – кличка «Янек» теперь звучит как «Яцек». Те же закрытые решения, о причинах которых не сообщается. Та же зависимость от внешних сил (в нашем случае от Запада), только гораздо более выраженная. Тот же дележ должностей, только более циничный, когда политические и государственные должности раздаются миллиардерам в «кормление». И это раздражало людей – умирали-то рядовые участники Майдана не за Коломойского и Таруту.

Они хотели потребовать ответа у нынешних руководителей – у Турчинова, у Яценюка, что же происходит и что новая власть собирается делать дальше. Я даже принял в каком-то смысле участие в организации самой акции – давал советы по организации лозунговой части (кое-что я в этом понимаю). Никакого насилия с применением коктейлей и лестниц не предполагалось. Тем более о «захвате» здания днем в центре города, охраняемого и милицией и отрядами сотен Самообороны речи и не было.

Потом я понял, что непосредственное участие в подготовке было бы неправильным – я ведь не участник Майдана, я не принимал участия ни в стоянии на площади, ни в стычках с милицией, ни в боях, и морального плана говорить что-либо от имени Майдана у меня просто. Подобное участие «человека со стороны» имело бы негативные последствия. И я решил только посмотреть на то, как все будет протекать со стороны. Пришел в назначенное время к Раде со знакомым журналистом, но никакой акции не было.

Я позвонил одному из организаторов, но его телефон не отвечал. Потом от него раздался звонок и он понес какой-то бред о сотниках, об оплате, о коктейлях Молотова. Обсуждать бред я не хотел и мы договорились встретиться и выяснить, что там происходит. Но вместо него приехал черный микроавтобус, из него выскочили люди в масках и затолкали меня в него.

Марат Мусин: Кровоподтек на Вашем лице получен в СБУ?

Олег Бахтияров: Не в СБУ, а при задержании. Когда из подъехавшей машины выскочили неизвестные люди в масках, я, естественно, засопротивлялся. И меня «уронили» на асфальт. Отсюда и кровоподтеки.

Марат Мусин: Вы не собираетесь подать в суд за такое немотивированное зверское отношение?

Олег Бахтияров: Есть две причины, по которым я этого никогда не сделаю. Первая – чисто личная. Я полагаю, что пока у мужчины есть руки, он в суд обращаться не должен. Вторая: группа захвата действует по инструкции. Это же военные люди, котрые выполняют приказ. В случае сопротивления (а я сопротивлялся) они обязаны предпринять определенные действия, они их и выполнили.

Тем более, что они понимали свои действия как пресечение радикальной акции – им же не сообщается, кто эти люди, которых они должны захватить, для них это просто мишень. Так что претензий к ним быть не может. Претензии у меня к политикам, а не спецслужбам. А к пресс-службе СБУ даже не претензии (какие могут быть претензии к плохому спектаклю с пьяным сценаристом и столь же пьяными актерами), а недоумение, насколько нелепо все это прозвучало. Если бы не мой принцип – не ходить по судам – можно было бы отсудить те 100 тыс. долларов, что мне приписывают как плату.

Марат Мусин: Как Вы можете оценить действия СБУ?

Олег Бахтияров: Как высокопрофессиональные – собственно сотрудников, и как откровенно комедийные – пресс-службы. Спецслужбы – это государственническая элита (в идеале, но не всегда в реальности). Для них политики – случайный и преходящий фон. Изменится политическая власть, они будут работать на новую власть, понимая, что власть и государство – очень разные вещи. В моем случае был найден хороший выход – добровольная депортация до выборов 25 мая, наносящая минимальный вред всем заинтересованным сторонам.

Не было ненужных вопросов, нелепых обвинений, обсуждений, допросов и неприличных предложений. Никто не высказывал пропагандистских версий, искался оптимальный выход. Было понятно, что речь идет об информационной акции с их стороны и им нужно было минимизировать возможные отклонения от сценария. А для этого было бы лучше, чтобы я был подальше. Тогда формируется образ внешней силы. Мне же оставаться в пределах Украины означало бы участие в спектакле, который режиссируется не мной. Поэтому я принял предложение покинуть Украину до выборов.

Обратите внимание – именно до выборов, поскольку та информационная кампания, которую они готовят, направлена на обеспечение и выборов, и «победы» на ней нужных кандидатов – нужных нынешней временной власти и стоящих за ними американцев.

Марат Мусин: Каковы перспективы данного дела?

Олег Бахтияров: Я думаю, что назначение меня главным преступником и последующий отъезд по рекомендации СБУ лишает всякой перспективы уголовное преследование остальных участников. Если «главного преступника» отпустили, то как преследовать неглавных?

Я думаю, все ограничится шумной информационной кампанией, «покаянием» и прощением «участников», награждением тех, кто все эти вымышленные ужасы предотвратил. Короче говоря, у нас появится возможность пронаблюдать всю механику информационно-психологических операций и включить ее в учебник по информационным войнам как неудачный пример.

Марат Мусин: А Ваше отношение к выборам?

Олег Бахтияров: Выборы означают ту же систему манипуляций, что была до сих пор. Будут те же люди, те же методы, та же эксплуатация народа, та же разруха и деградация. Не выборы нужны Украине, а настоящая народная революция.

Марат Мусин: А отношение к Правому Сектору?

Олег Бахтияров: Я всегда полагал, что лучше иметь дело с националистами, чем с либералами. Я думаю, нужно стремиться не к уничтожению Правого Сектора, а к продуктивным контактам с ним.

Марат Мусин: Что делать России в такой ситуации?

Олег Бахтияров: Я бы на месте лиц, принимающих решения, резко сменил бы всю стратегию взаимоотношений с Украиной. Ориентировался бы не на продажных политиков, которые сегодня служат интересам одной стороны, а завтра другой, не на тех, кто ищет хозяина то ли в Брюсселе, то ли с Москве, а на тех, для кого Украина является Родиной и высшей ценностью, на тех, кто проявил себя в ходе этих событий. России нужна сильная и независимая Украина, а не марионетка, продающая себя более богатому.

Источник Информации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям