Кто оседлает Украину в год Лошади

Кто оседлает Украину в год Лошади

Сейчас мало кто сомневается, что после окончания новогодних празднеств в Украине следует ожидать нового нарастания массовых выступлений. Поэтому самое время попытаться прикинуть, в каком состоянии стороны конфликта — «режим Януковича» и «демократическая объединенная оппозиция» — уходили на рождественский тайм-аут? И кто более качественно и грамотно провел декабрьский раунд? И во что это нам всем выльется?

Казалось бы: если судить по основным средствам массовой информации – то все ясно. Власть в трепете, а возмущенный народ стоит в центре Киева, с наслаждением распевая украинский гимн мощью двухмиллионного голоса.

[wp_ad_camp_3]

Именно такое количество, по версии оппозиционных лидеров, встретило Новый год на Майдане Независимости. 2 000 000 человек – это две Одессы… Или 30 Коломый… Или 250 Хацапетовок… И все это – на небольшой площадке  древнего болота (максимум – 50 000 м2), зажатой между двумя киевскими холмами. Но это не суть важно. Даже гораздо меньшее количество человек, воодушевленных идеей, могут наворотить многое.  А радикалы на Майдане – это хлопцы идейные и возбужденные. Вопрос в том, как этих идейных используют те, кто с немалым апломбом присвоили себе право этим Майданом руководить. С апломбом, но безграмотно.

Никто же ни фига не читает!

Я прекрасно понимаю, что цитировать президента России ныне в Украине не модно, но ведь от правды не сбежишь, действительно не читают! Оно понятно: прочитать без малого 900 страниц «Соглашения об Ассоциации Украины и ЕС», в защиту так рьяно выступают оппозиционеры, не каждому  дано. Но вместо того, что бы рушить памятник дедушке Ленину, вызывая откровенную неприязнь многих киевлян, юным оппозиционерам, может быть, следовало бы прочитать пару страниц из наследия старика? Из 26-го тома его «Собрания сочинений» (стр.151-153)? Ведь то, чем занимается нынешнее оппо-трио (Кличко-Яценюк-Тягнибок) в истории называется очень просто: восстание. Хотя сам Яценюк, со свойственным ему фронтовым задором брутального мачо-ботаника, назвал это, еще в ноябре, «кровавой войной против режима».

А Ленин толк в восстаниях знал. И был полностью согласен со словами Энгельса (из статьи «Восстание», 1852 года) о том, что «восстание есть искусство, точно так же как и война, как и другие виды искусства». Он их, правда, приписал Карлу Марксу, хотя эту ошибку можно списать на лихорадочный азарт октября 1917 года. Но в совсем коротенькой статье «Советы постороннего» Ленин, с краткостью истинного таланта, предложил пять правил искусства восстания. И к ним следовало бы прислушаться, поскольку большевики тогда победили.

И ведь начиналось-то все почти по Ленину, во всяком случае в том, что «низы не хотят жить по старому»: уж очень многих достала беспредельность власти в целом и жлобство ее представителей в частность. Протестный импульс действительно был велик. Но что делают с этим импульсом наши Спартаки да Наливайки разлива «Киев-2013»? Если по порядку:

1) Никогда не играть с восстанием, а, начиная его, знать твердо, что надо идти до конца (Ленин). Нынешний Майдан превращен даже не в игру – в шоу и источник информационных поводов для фрондирующих журналистов. Восстание началось с требования евроинтеграции и безусловной отставки Януковича. В конце декабря, в Программном манифесте Майдана,  эти требования были «исподтишка сняты и, оказывается, оппозиция теперь предлагает Майдану готовиться к плановым президентским выборам 2015 год» (Тарас Стецькив, полевой командир Майдана-2004). Спрашивается: а зачем было тогда огород городить в году 2013-м?

2) Необходимо собрать большой перевес сил в решающем месте, в решающий момент, ибо иначе неприятель, обладающий лучшей подготовкой и организацией, уничтожит повстанцев (Ленин). Еще в начале декабря «повстанцы Майдана» (будем называть их так) имели преимущество и времени, и места, и тактической инициативы. Фактически они парализовали деятельность государственного аппарата. В конечном итоге они уступили все ключевые места города, позволив более организованным правительственным силам взять под полный контроль центры всех трех ветвей власти в государстве.

3) Раз восстание начато, надо действовать с величайшей решительностью и непременно, безусловно переходить в наступление. «Оборона есть смерть вооруженного восстания» (Ленин). Повстанцы Майдана поступили с точностью «до наоборот», самозапершись на Крещатике в окружении неких пародий на баррикады. Марш-броски к Генпрокуратуре, судам, Межигорью, вилле Медведчука, и, тем более, «факел-марши» в стиле раннего Шикльгрубера реальных результатов не приносят, кроме растущей неприязни киевлян, которые очень не хотят любоваться на пепелище какого-нибудь «Премьер-Паласа».

4) Надо стараться захватить врасплох неприятеля, уловить момент, пока его войска разбросаны (Ленин). Был момент, когда правительственные войска были, практически, заблокированы под Киевом, но сейчас и это преимущество потеряно: перемещение и ротация правительственных сил происходят абсолютно беспрепятственно.

5) Надо добиваться ежедневно хоть маленьких успехов, можно сказать: ежечасно, если дело идет об одном городе (Ленин). Здесь комментарии излишни. Вершиной декабрьских  успехов повстанцев Майдана был захват зданий Совета профсоюзов, городской администрации и Октябрьского дворца. С тех пор они занимаются в основном тем, что выясняют: кто более пламенный революционер (Свобода или Правое дело) и портят канализацию в Совпрофе.

Отсутствие «хоть маленьких успехов» оппозиция пока компенсирует нагнетанием агрессивности.

Ведь по-иному нельзя назвать некоторые статьи, появляющиеся на «майданолояльных» медиаресурсах. Ну, например: «Чи має право народ убивати своїх правителів?», опубликованная на сайте «Голос Українською». Статья, кстати, безграмотная. Правление так называемых «ранних тиранов» в древнегреческих городах-полисах (Периандр Коринфский, Писистрат Афинский, Фрасибул Милетский) чаще всего имело результатом расцвет этих полисов.

Или, того паче, совершенно отвратительная акция с муляжом головы Муамара Каддафи, принесенном протестующими в Межигорье. «Отвратительный» не потому, что я очень уважаю память полковника Каддафи, после гибели которого Ливия погрузилась в очень качественный хаос и средневековье, а потому что мне не нравится, когда люди начинают носить человеческие головы, насаженные на колья. Пусть даже это и муляжи голов. Пока муляжи…

[wp_ad_camp_3]

Резюмирую: «искусством восстания», о котором так много говорил Энгельс, лидеры нашей майданной оппозиции не владеют. А значит Майдан – не восстание. А всего лишь способ достижения цели. А цель – приход к власти конкретно обозначенных лидеров, через которых глобальные геополитические игроки будут вести свою игру на шахматном поле Украины.

А что Янукович?

Около года назад я писал о том, что, возможно, нам доведется увидеть Виктора Януковича в образе очень толкового дипломата. И оказался прав. И хотя многие отечественные эксперты (Портников, Соскин, Карасев и др.) сейчас пытаются выставить президента как испуганного и ожесточившегося лидера разваливающейся политической силы, на самом деле его действия, отвлекаясь от эмоций, вызывают совершенно естественное теоретическое одобрение. Почему?

Януковичу надо отдать должное. Он единственный из президентов суверенной Украины, который не становится в позу: «Чего желаете-с?» при первом же сигнале, будь-то с Запада или Востока. Ведь несмотря на все давление этого года он сохранил свою суверенность и не усилил степень политической кооперации ни с Европой, ни с Таможенным Союзом. В условиях геополитической поляризации такую роскошь может себе позволить далеко не каждая страна, а такую смелость – далеко не каждый лидер.

Янукович ввел на политическое поле Украины нового активного игрока, Китай. А в политике маневрирование между тремя «центрами силы» открывает гораздо более широкое поле действий, чем простое мельтешение между Москвой и Брюсселем.

Янукович «нашел деньги», не менее 23 миллиардов из России и Китая, что дает хотя и призрачный, но шанс стабилизации экономики в 2014 году.

Янукович на треть удешевил стоимость газа, что дает шанс украинским металлургам и химикам.

Янукович смог избежать потерь в численном составе своей парламентской силы. Поскольку выход из фракции Партии Регионов Давида Жвании и Инны Богословской (при муже) был компенсирован победой четырех провластных кандидатов (против одного оппозиционного) на повторных выборах в Раду.

В формате Майдана-2013 президент выжидает. Время работает на него. С одной стороны разгоны митингов, с пластиковыми пулями да с водометами в зимний день, прогремели и в стране-оплоте Евросоюза (Германия, Гамбург) и в стране, не первый десяток годков в этот Союз пробирающийся (Турция, Стамбул). Кроме того Янукович, посредством пропрезидентского майдана (или Антимайдана) приготовил достаточно убедительную картинку поддержки «народом курса президента». И теперь может говорить с Западом так же, как и Запад с ним: «ни о чем», опираясь на инциденты и апеллируя к «народному мнению», тщательно отретушированному подконтрольными СМИ.

Ну и последний подарок президенту преподнес Яценюк, когда заявил,  что в первом туре президентских выборов от оппозиции будут выдвигаться три кандидата. Зная нравы наших президентских кампаний, Януковичу остается разве что заказать чашечку кофе: Яценюк, Кличко и Тягнибок так обгадят друг друга в первом туре, что команде президента и напрягаться не надо будет.

Все это, конечно, тактические победы и в стратегической перспективе могут привести и к дефолту, и к распаду страны. Но, все равно, это победы, множащие на ноль потенциал майданного успеха.

Чем сердце успокоится?

Наблюдая за Украиной сегодняшнего дня, порой задаешься вопросом: «Что же мы построили?». Ответ достаточно прост – мы гибриды!

Еще четверть века назад все было просто: демократия Запада, авторитаризм Востока и где-то там, в Центральной Африке, император Бокасса доедает своих политических оппонентов. Сейчас все сложнее. У всех постсоветских стран есть Конституции, и Конституции предельно демократические. Это в теории. И при этом — пожизненный абсолютизм в Средней Азии, наследственные династы на Кавказе и задворки имперской европейской демократии в Прибалтике. Это на практике.

Иными словами, гибриды – это авторитарные государства с демократическим конституционным дизайном. Выдающийся аргентино-американский политолог Гильермо О’Доннелл описывал один из таких гибридных типов государственного управления, когда лидер, добившийся победы на президентских выборах, получает власть для управления страной так, как ОН это считает нужным. Всенародно избранный президент становится главным выразителем национальных интересов, но в том виде, как ОН их понимает. О’Доннелл назвал это делегативной демократией.

Как о нас писано!!! И наиболее ярким показателем именно делегативности нашей демократии является постоянное изменение Конституции (теоретически – краеугольном камне современного государства). Каждый лидер норовил изменить ее «под себя». Кучма делал это дважды (в 2000 и 2004 году), Ющенко – в 2007, Янукович – в 2010 и пытается сделать это сейчас. Нынешняя майданная оппозиция внесла свое ноу-хау: она пытается изменить Конституцию находясь в меньшинстве, мотивируя это защитой «свободы народа». Но надолго ли? Ведь «свобода», по образной метафоре Филоты О`Недди, «это страшное слово, начертанное на колеснице бурь». Однако Альер Камю дополнил: «Без нее справедливость представлялась бунтарям немыслимой. Однако приходит время, когда справедливость требует временного отказа от свободы. И тогда революция завершается большим или малым террором». А послереволюционный террор с XVII века традиционно называется диктатурой.

[wp_ad_camp_3]

Так что, похоже, если пылкое украинское сердце чем-то и успокоится, так это только диктатурой. Вне зависимости от того, чем закончится Майдан-2013 в 2014-м году. И останется утешаться только воспоминаниями из истории Древнего Рима: о том, что диктатура – это естественный путь развития демократии. И не прошло и 10 лет, после свержения последнего римского царя Тарквиния Гордого  (в 510 г.до н.э.), как в Риме был назначен первый диктатор, Тит Ларций Флав (в 501 г.до н.э.).

Источник Информации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям