Плоды коалиции. Свободная жизнь капиталаУкраина медленно, но уверенно переходит под внешнее управление. Иностранные министры во власти – только один из сегментов патронажа, необходимый в условиях, когда страна страдает явным геополитическим слабоумием.

Вторая задача – освобождение финансового рынка от шелухи в виде слабых отечественных банков и укоренение здесь старших товарищей из солидных стран. А также установление новых правил игры, выгодных западному капиталу.

Довольно скоро на финансовом рынке Украины могут произойти тектонические сдвиги. Под это заточен мало понятный неспециалистам пункт коалиционного соглашения о либерализации валютного регулирования и снятии ограничений по трансграничному движению капитала.

Сразу скажу, что вышеупомянутое требование плавно проистекает из заключенного между Украиной и ЕС соглашения об ассоциации. Там есть глава 7 «Текущие платежи и движение капитала», в которой четко записано: стороны обязуются не ограничивать любые платежи и переводы в свободно конвертируемой валюте по текущим счетам платежного баланса.

Также стороны должны обеспечивать свободное движение капитала, связанного с поступлением прямых инвестиций, или репатриации этих инвестированных капиталов и любой прибыли, полученной из них.

Другими словами, Украина обязуется завершить либерализацию операций с капиталом и не вводить новых ограничений на движение капитала и текущие платежи между резидентами Украины и ЕС.

Как поясняет юрист адвокатской компании «Василь Кисиль и Партнеры» Елена Николенко, все эти нормы записаны не случайно. В европейских странах не создаются барьеры на пути движения капитала, однако само движение происходит в максимально прозрачных условиях за счет постоянного мониторинга, строгой отчетности, подробного декларирования и прочих превентивных мер, которых скрупулезные европейцы старательно придерживаются.

Украина же, наоборот, всегда славилась сочетанием бардака, теневой экономики и жесткого валютного регулирования, которое проявляется в установлении часто нереальных сроков, условий и объемов трансграничного движения капитала.

Это в том числе лицензирование валютных операций, регистрация кредитов, полученных от нерезидентов, условия покупки иностранной валюты, ограниченные сроки расчетов по экспортно-импортным операциям и т. д.) и еще более сильными административными мерами, введенными во времена кризиса (обязательная продажа 50% валютной выручки, запрет на досрочный возврат кредитов, предоставленных нерезидентами, и т.д.).

Как рассказали нам представители финансового рынка, основное требование европейцев, которое красной нитью проходило во время переговоров, это предоставление свободы выбора и свободы передвижения… деньгам. Я не шучу.

Дело в том, что все, что связано с движением капиталов, у нас не просто зарегулировано, а фактически находится под запретом. По принципу «вход рубль, выход 100» и «нечего деньгам шастать за границу». До сих пор есть требование регистрировать иностранные инвестиции в Нацбанке и Минэкономразвития. Это при вложении их в Украине.

На любое инвестирование украинским предприятием за границей нужно получить разрешение нескольких ведомств и лицензию Нацбанка. Причем получить ее крайне сложно.

И физлицо, и юрлицо, которое хочет открыть счет за границей, на сегодня должно тоже иметь разрешение НБУ в виде индивидуальной лицензии. Наши заробитчане в Италии и России, которые открыли в тамошних банках счета и получают на карточки зарплаты, на самом деле являются нарушителями законодательства, почти преступниками. Их счастье, что добраться до каждого Нацбанк и правоохранители просто не могут.

Отмена подобных ограничений создаст условия легализации иностранных счетов. Предприятия смогут держать деньги за границей, граждане – легально открывать там счета. В условиях, когда наши банки ненадежны, это создаст условия для стабильности расчетов. Фирма N сможет переводить фирме NN деньги со своего швейцарского счета.

Прекратится игра с так называемым трансфертным ценообразованием. На сегодня это основной путь вывода капитала. Схема, грубо говоря, такова. Какой-нибудь меткомбинат открывает торговый дом на Кипре и продает ему металл по демпинговой цене в два раза ниже мировой. Торговый дом перепродает металл всем, включая даже украинских потребителей, по реальной цене. Разница оседает на Кипре. Если капиталу позволят уходить свободно, потребность в этих схемах отпадет.

Кто от этого выиграет? Теоретически любой субъект хозяйствования (от простого рантье до крупной корпорации), который хотел бы держать деньги за пределами Украины. Кто проиграет? Разумеется, украинские банки. Они просто будут вынуждены освободить рынок и добровольно сдаться в утиль.

Имея возможность держать деньги в Швейцарии, пусть даже под низкий процент, только наивные и жадные будут рисковать, играя с отечественной финансовой системой, в которой, кроме долгов и ОВГЗ, ничего нет.

Но изначально у Европы не было цели добить наши банки сразу и безоговорочно. Поэтому были выработаны определенные ограничения и установлен переходный период на пять лет. Елена Николенко называет это нормальной практикой. К примеру, ряду стран, присоединившихся к ЕС в 2004-2007 гг., было разрешено сохранить такие ограничения (в частности, Польша сохраняет некоторые ограничения в отношении движения капитала до 1 мая 2016 года).

Однако Украина слишком сильно морочила голову Западу и слишком дорого обходится ЕС в плане нервов и денег. Посему нас решили больше не баловать, и переход от зарегулированного финансового рынка к рынку свободного движения капитала требуют провести быстро и четко. Иначе просто не дадут больше денег. Ни в долг, ни просто так. Поэтому процесс, рассчитанный на пять лет, пройдет, скорее всего, за год. Если мы, конечно, его не сорвем усилиями лоббистских групп.

Егор Смирнов  Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям