Тайные переговоры на Ближнем Востоке

Тайные переговоры на Ближнем Востоке

За несколько недель до начала работы конференции по сирийскому урегулированию крупнейшие ближневосточные силы примериваются к возможным сделкам по целому ряду острых региональных проблем.

Посвящённые источники указывают даже на такие неординарные контакты оппонентов, как, например, встречи представителей Саудовской Аравии и ливанского движения «Хизбалла». Цель тайных консультаций состоит в нахождении взаимовыгодных развязок двусторонних противоречий.

[wp_ad_camp_3]

 

В качестве предмета торга чаще всего упоминается ожидающий Сирию раздел на несколько суверенных территорий. Часть из них попадёт под влияние суннитских монархий, другая − сохранит тесные связи с шиитским лагерем. Предложенные экспертами версии, поступающие в прессу комментарии «посвящённых источников» больше напоминают опцию для установления диалога между принципиальными антиподами на Ближнем Востоке, чем объективную реальность.

И всё же утечки о тайных переговорах в СМИ не случайны. Они, как минимум, подчёркивают факт нарастающей в регионе закулисной дипломатии. Её развёртывание не вызывает сомнений. Лишь в отдельных своих эпизодах данная скрытая дипломатия может расширяться экспертами и информированными комментаторами до не отражающих действительность рамок.

В отношении стартовавших консультаций между Эр-Риядом и посланниками шейха Хасана Насраллы есть большие сомнения. Впрочем, такая возможность отнюдь не исключена. Рано или поздно саудовцам и иранцам придётся сбалансировать в своих отношениях такие факторы, как порядка 5 тысяч бойцов «Хизбаллы» в Сирии и поток финансов и оружия аравийских монархий в растерзанную войной арабскую страну. Один из промежуточных, но важных в стратегическом плане военных успехов регулярной сирийской армии произошёл в этом месяце.

В тесном взаимодействии с подразделениями «Хизбаллы», отрядов иракских шиитов и иранских бригад «Аль-Кудс» армии Асада удалось взять город Набак на сирийско-ливанской границе. Это предоставило «Хизбалле» полный контроль над шоссе Бейрут — Дамаск. Возможно, именно растущая боеспособность ливанских шиитов, подкреплённая успехами на локальных фронтах в Сирии, заставляет саудовцев (и не только) серьёзно присмотреться к будущим переговорам с ними.

До созыва конференции «Женева — 2» можно приступить к зондажу почвы для доверительных контактов. Но скоротечный переход к непосредственным консультациям вряд ли возможен. Прежде необходимо создать удобные себе условия на смежных направлениях ближневосточных конфликтов. Чем, по сути, ныне занят Иран.

Исламская республика решила спроецировать благоприятный фон оздоровления отношений с Западом и на связи с некоторыми из своих соседей. Здесь выделяется вопрос улучшения отношений Тегерана с руководством ОАЭ. Между двумя соседями по Персидскому заливу имеется застаревший территориальный спор вокруг трёх островов. Выдвинута версия о том, что Тегеран предложил соседу вариант урегулирования.

В соответствии с ним, часть архипелага отойдёт к ОАЭ. Взамен эмиратцы согласятся на признание за иранцами суверенитета над островом Абу-Муса (крупнейший из трёх спорных островов) и не станут опротестовывать пребывание здесь иранской военной базы. Несколько косвенных факторов свидетельствуют в пользу вероятности подобной сделки между Ираном и ОАЭ. Иранцы сменили место дислокации эскадрильи штурмовиков Су-25, ранее базировавшейся на Абу-Муса. Этим Тегеран подкрепил свою готовность обсуждать с ОАЭ будущее спорных островов в компромиссном ключе.

Свою часть пути интенсивной дипломатии готова пройти и Саудовская Аравия. Причём, не обязательно, чтобы эти усилия носили в преимущественной мере секретный характер. Эр-Рияд в открытом режиме занялся формированием совместных сил обороны Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Заявленная численность группировки — 100 тысяч человек.

Активность соседей крайне беспокоит Израиль. Суть претензий Тель-Авива можно свести к следующему: если в регионе готовятся тайные соглашения и формируются новые межгосударственные конфигурации, то израильская сторона не должна столкнуться с неожиданными для себя сюрпризами. Отсюда и значительная активизация Тель-Авива на информационном поле Ближнего Востока. Тема возможных договорённостей между Ираном и его соседями по Заливу стала обсуждаться на израильских информационно-аналитических ресурсах с завидной периодичностью.

Особое внимание обращается на факт толерантной, если не сказать одобряющей, позиции США ко всему, что затрагивает, в частности, вопрос улучшения отношений между Ираном и ОАЭ. Тема блокирования Тегераном Ормузского пролива уже не актуальна. И это очень тревожит израильтян. Если Иран получит легитимную основу для своего базирования на Абу-Муса в Персидском заливе, то это не может произойти без молчаливого согласия США. Тогда налицо полный отход администрации Барака Обамы от прежней линии изоляции и сдерживания Ирана в регионе.

На этом настораживающем Израиль ближневосточном фоне сближения между недавними антиподами становится понятной его утроенная энергия по сворачиванию неблагоприятных для себя процессов. Пока переговоры между саудовцами и ливанскими шиитами — только экспертная гипотеза, на параллельных треках израильтяне стараются уследить за проявлениями тайной дипломатии. Через считанные дни после достижения 24 ноября в Женеве договорённостей между странами «шестёрки» и Ираном в арабской прессе появились сообщения о ведущихся американцами переговорах с посланниками шейха Насраллы.

Об этом в конце ноября оповестили кувейтские газеты. По их данным, почерпнутым от близких к правящей саудовской семье ливанских политических сил («Альянс 14 марта»), целью США является «держание руки на пульсе событий в регионе, в преддверии возвращения Ирана в международное сообщество». На сообщения газеты последовала ожидаемая реакция Тель-Авива. Через близкие к израильскому руководству информационно-аналитические ресурсы до американских союзников были донесены упредительные сигналы.

В качестве посредника для якобы уже открытого канала доверительного общения между Вашингтоном и спонсируемым Тегераном ливанским движением «Хизбалла» упоминалась британская сторона. Зная до предела натянутые отношения Тель-Авива и Лондона (1), можно с уверенностью предположить, что у израильтян появились дополнительные поводы заподозрить за своей спиной глубоко законспирированную игру. Правила последней представляются крайне неопределёнными. Если вообще можно говорить о неких устоявшихся параметрах продвижения задействованными в игре акторами своих интересов.

В настоящий момент позиции Ирана и близких ему региональных сил выглядят предпочтительнее. На их стороне развитая после рубежа «Женева 24 ноября» инициатива. В пользу шиитского лагеря также играет фактор фактической растерянности тех же саудовцев, для которых большим откровением стал, например, факт протекавших с 2009 года скрытых переговоров между Вашингтоном и Тегераном через посреднический канал в лице Омана. Ныне Эр-Рияд стремится продемонстрировать нечто аналогичное, вбрасывая в ближневосточный эфир сюжеты о неисключаемости переговоров Королевства даже с одним из своих последовательных противников из южного Ливана.

Смотр сил и ресурсов влияния, зондаж точек сближения, формирование скоротечных и более длительных альянсов, искусство постановки оппонента на ложный след региональной игры интенсивно разворачиваются на Ближнем Востоке. Индикатором новых веяний в регионе могло бы стать участие Ирана в работе конференции «Женева — 2». По всей видимости, интрига вокруг данного вопроса затянется вплоть до начала третьей декады следующего месяца. Хотя администрация Обамы на днях уже заявила о своём неприятии приглашения Тегерана в швейцарский Монтрё 22 января.

Перед иранцами выдвигается условие выступить с официальным заявлением о признании итогового документа (Женевское коммюнике от 30 июня 2012 года) первой мирной конференции по Сирии. Но Тегеран сдерживает фактор двусторонних соглашений с Дамаском, по которым он обязался поддерживать Башара Асада при любых условиях. Если Ирану всё же удастся найти компромиссные развязки с США и он получит приглашение на «Женеву — 2», это станет очередным прорывом в его отношениях с Западом.

[wp_ad_camp_3]

(1) Лондон стал всё больше противопоставлять себя израильской политики на Ближнем Востоке. Одним из задействованных британцами ресурсов в этой контригре с израильтянами стали публикации местной прессы, носящие «разоблачительный» Тель-Авив характер. К примеру, газета «The Sunday Times», со ссылкой на источники в израильской разведке, сообщила, что премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху поручил спецслужбам раздобыть информацию, которая подтвердила бы нарушение Ираном соглашения со странами «шестёрки» от 24 ноября. В предполагаемой операции по интенсивному поиску доказательной базы иранских нарушений задействованы внешняя («Моссад») и военная («Аман») разведслужбы Израиля.

Михаил Агаджанян — ближневосточный обозреватель ИА REGNUM

По данным ИА РЕГНУМ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям