Укрожурэтика, совесть и шкирякиКого они имеют в виду? Вроде бы никто из так называемых «чэсных» журналистов, многие из которых являются членами НМПУ, не попал под смертельные кулаки и биты по пути домой (как Сергей Сухобок), не убит во дворе собственного дома (как Олесь Бузина), не зарезан в своей квартире (как Ольга Мороз).

Ведь только потому, что Олесь был не «свой», Ольга жила в городе Нетишине Хмельницкой области, далеко от Киева, где раздают гранты, а Сергей смеялся над всеми, их смерть в устах деятелей и активистов НМПУ как-то прошла вскользь. В лучшем случае, упомянули в информлентах информагентств, как Сухобока и Бузину.

А об убийстве Ольги, случившемся еще в марте сего года, вообще вспомнили через месяц. Да и то только потому, что в Киеве в это время по-зверски и для устрашения демонстративно «зачищали» несогласных – экс-нардепа Олега Калашникова и, конечно же, Бузину.

Информсообщения о смертях этой четверки несчастных – Калашникова, Бузины, Мороз и Сухобока – стали, пожалуй, самой позорной страницей в истории так называемой украинской официальной «нэзалэжной» (в смысле – существующей в независимой Украине) журналистики.

Хотя бы тем, что, как уже много раз писалось, ни одна из прислуживающих власти журналистских организаций (ни Национальный союз журналистов Украины (НСЖУ), ни его региональные структуры, ни упомянутый НМПУ, ни движения «Чэсно» и «Стоп цензуре!», обогатившиеся западными грантами на травле предыдущих властей за якобы зажим свободы слова и преследования журналистов) не выразила сочувствия родным и близким убитых журналистов.

Сказал гарант нации и главковерх, что тела убитых упали водой на чужую мельницу провокаций против Украины, и журналисты взяли под козырек: да, эти смерти – провокация. Но ведь это еще и смерти ЛЮДЕЙ, чьи родные ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ нуждаются в сочувствии! Ага!

Какие ООН, ЮНЕСКО, ОБСЕ, Совет Европы, мировые журналистские союзы и организации, осудившие убийства и политический террор как методы ведения политики в Украине! Все он – суки такие, Кремлем купленные, льют воду на чужую мельницу. Ведь все убитые же – не совсем «свои», а то и вовсе – «ворогы». Какое им сочувствие, если вожди воздерживаются…

А что же случилось 3 мая 2015-го? Неужели праздник так повлиял, что кто-то в НМПУ привычно бухнул с утра и разродился призывом помнить убитых и погибших, которых в Украине за прошлый год насчитывается 8 человек?

И вдруг меня осенило: в это же время в Катманду вместе со светочем мировой спасательной науки, теории и практики Зоряном Шкиряком застряли 14 представителей «чэсных ЗМИ», которые туда взяли на шару, за госсчет и за еду показать, какой мужественный чувак этот Шкиряк и какая красавица, нужная всем вообще, делу спасения украинцев и ему лично в частности, его спутница по жизни и по психологической реабилитации в самых неподходящих для этого дела местах Катерина Хромова.

Ну, то, как и через какой анал Шкиряк спасал украинцев, пострадавших от землетрясения в Непале, уже вошло в анналы мировой истории спасательных работ. Мир отсмеялся и трезво содрогнулся: и эти люди руководят Украиной?! А ведь действительно, так опозориться могли только «победители с майдана», которых благодарили должностями не по профессиональному признаку, а за личную лояльность. Вот Зорян и спасал. Тьфу…

Сегодня Шкиряк уже дома. И очень неплохо себя чувствует. «Я отвечаю за каждое действие работников своего ведомства и ответственно заявляю, что ГСЧС не имела ни одного прокола в этой поездке», – сказал он по прилету. И пообещал, что никому не даст сделать из себя козла. Отпущения, разумеется, потому что все остальное с принадлежностью к козлам, теперь кажется бесспорным всем и без заверений и.о. главы Госслужбы по чрезвычайным ситуациям.

Поражает другое: даже среди ужаса, вызванного землетрясением, оказались украинцы, которые, посмотрев на накачанный пресс Шкиряка и его умение сидеть в позе гималайской жабки, поняли, с кем имеют дело, и отказались спасаться.

Сегодня со слов еще одного ментального собрата Шкиряка по украинскому разуму, представителя МИД Евгения Перебыйниса известно, что количество граждан Украины, которые могли находиться в Непале, составляет 210 человек. Из них 76 прилетели со Шкиряком, 35 вернулись в Украину своими силами, но 46 вообще не вышли на связь, сколько ни сидели у рации Зорян и Катерина, а еще 21 гражданин Украины остался в Непале, напрочь отказавшись эвакуироваться.

Сейчас и с таким спасателем. Цифры, конечно, не совсем сходятся, пропали где-то 32 человека. Ну да Бог с ними, с такими мелочами – надо делать скидку на то, кто считал. К тому же с украинцами в Украину прилетели и «спасенные» 11 иностранцев, рискующих по возвращении домой и после описания случившегося в мемуарах коллективно войти в Книгу рекордов Гиннеса за такую любовь к экстриму…

Но дело даже не в этом. А в том, что, во-первых, «чэсни» журналисты отметились и там, в далеком Непале. Мало того, что их, повторяю, взяли посмотреть на торжество постмайданной спасательной операции на шару. Так они еще и в Катманду потребовали кормить и поить, а также укладывать спатоньки за счет местного украинского диппредставительства.

Обещали же полетать, побухать и за пару дней управиться, а тут Шкиряк, оказывается, не тот насос к самолету прицепил и все застряли. За это журналисты и потребовали «благодарить» их отдельно, дополнительной шарой уже в Непале. Зря что ли рискуют?

Во-вторых, с ТАКИМ насосом и к ТАКОМУ самолету, как присланный спасать старый Ил-76, риск действительно был. И немалый. Слава Богу, что экипаж-то был не из ведомства Шкиряка, и военные летчики посадили самолет в «Борисполе» после всех этих злоключений. Но 3 мая люди могли взлететь и не сесть, вот НМПУ на всякий случай и призвал помнить всех, кто не вернулся живым с журналистских заданий.

Цинично, подло, мерзко, но зато как красиво и солидарно. И подозрения в бессердечности и скотстве отпадают сами собой заранее. Чтобы не получилось, как с Олесем Бузиной: пришлось вспоминать и Сухобока и Мороз, чтобы всем стало понятно, что, мол, и на «наших» нападают, нечего на одном несогласном акцентировать внимание. «Хероев майдана», на то время убитых в зоне АТО, не нашлось, вот вспомнили Сухобока и Мороз…

Но все «чэсни» прилетели и сейчас наверняка борются с тяжелым похмельем, приобретенным в условиях высокогорья, и ждут… темники: что писать и что показывать. Ведь ситуация, в которую они попали дома, ой как непроста. Есть три варианта. Могут приказать рвать Шкиряка на части, чтобы бросить тень на главу МВД Арсена Авакова и через него на премьер-министра Арсения Яценюка – ведь это их креатурой является накачанный Зорян вместе со своей готовой на все виды реабилитации Катей.

И тогда верные псы и самки собаки украинской демократии оторвутся по полной, живописуя, как они страдали «за нэньку». И пели гимн, пока Зорян вместо того, чтобы что-то покрасить в сине-желтый цвет или хотя бы раздать краску всем желающим непальцам, делал селфи и получал реабилитацию по-непальски со странным причмокиванием, похожим на то, как слон засасывает воду в хобот.

А могут и приказать воспеть подвиг Зоряна с двумя насосами и Катей, которые мужественно вдохновляли на подвиг спасенных, летчиков, 11 иностранцев и всю обслугу аэропортов в Дели, Катманду и Баку, которые до сих пор молятся кто Будде, кто Аллаху от радости, что Ил-76 наконец-то покинул их страны. Без гимна Украины и тут не обойдется, но как весело будет все это читать, я уже представляю. Впрочем, а шо делать? «Рыволюцийя гидносты» обязывает и не к такому. Зорян вон что вытворяет, и ничего…

И велика вероятность, что прикажут вообще замолчать событие. Спустить все на тормозах в информационное небытие. Не было никакого землетрясения. А если и было, то далеко в Непале. Мужественный (или какой-то другой) Зорян слетал, всех спас, всем спасибо. Слава Украине! Смерть ворогам!

Короче, ждем-с. Очередные написанные и отснятые подвиги укрожурналистики – не за горами. И ведь все будет хорошо: они будут полностью отвечать генеральной линии партии и заказу. Несмотря на то, что буквально за день до землетрясения в Непале, 24 апреля сего года, в Киеве переизбрали Комиссию по журналистской этике (КЖЭ), которая должна следить за соблюдением стандартов журналистики и этики в работе укромедийщиков.

Чтобы была в работе журналистов журналистика, а не агитация и пропаганда в интересах платящих кошельков. Многолетний глава КЭМ Владимир Мостовой по этому поводу даже сказал тогда: «Раньше мы говорили, что нельзя путать журналистику и рекламу, а теперь говорим, что нельзя путать журналистику и пропаганду. Мы сейчас перед большими испытаниями. И все же язык вражды и журналистику замалчивания я называю двоюродными сестрами пропаганды, которые не имеют ничего общего с журналистикой».

Чтобы не подвергать старенького уже пана Мостового новым испытаниям, его, кажется, на посту КЖЭ переизбрали. Но это и не важно: Мостовой, не Мостовой во главе. Важно другое: в Украине якобы есть и даже кем-то подписан Кодекс журналистской этики. Но нет в нем главного: совести – этого внутреннего определителя соответствия тех или иных деяний этическим нормам.

В душе у каждого журналиста. А без совести нет и никакой этики. Силой заставить быть честным, порядочным, сострадательным, отзывчивым, преданным, верным и т. д., конечно, можно, но не надолго. Нет внутреннего контроля, и опять воруют, врут, злорадствуют, предают и продают. Совесть – вот сердцевина этики. Даже журналистской…

А в Украине ее нет и в помине. Потому что стараниями внешних кураторов украинская журналистика и украинская журналистская среда уже давно, с момента востребованности политической целесообразности вместо объективности и правды:

— строго, жестко и бескомпромиссно разделены на «своих» и «чужих», на тех, кто борется якобы за правду и демократию, и тех, кто служит тоталитаризму, Кремлю, Путину, черту лысому, который не ест американские гамбургеры или сало с борщом, а предпочитает русские щи и селедку с лучком;

— «своим» выдана монополия на правду, патриотизм, демократию и т.д. Только то, что говорят или делают они, является демократичным и патриотичным, служит прогрессу и т. д. Все же, кто не с ними, те «ворогы», которых надо изничтожать. Или хотя бы затыкать рот.

«Люстрацией в информационном пространстве» (это «чэсни» журналисты придумали такой метод расправы с несогласными «нэчэснымы» коллегами еще 24 февраля 2014 года, через два дня после захвата власти майданом), дубиной по голове, пулей в затылок. Не зря же подпитанный грантами на демократию украинский эксперт, заместитель главы Агентства моделирования ситуаций Алексей Голобуцкий признал:

сейчас каждый в Украине, имеющий пророссийские взгляды, – потенциальная жертва убийц или громил. «Я смотрю по социальным сетям, сколько у меня лично знакомых занимают пророссийскую позицию, и страшно становится… Каждый из них потенциальная жертва при таком раскладе», – сказал он. И при этом немедленно, как под заказ, оплевал убитых:

«…Я не знаю, какая задача решается. Бузина и Калашников не являлись какими-то мейнстримовыми людьми, Калашников вообще организатор митингов, Бузина – к нему есть какие-то вопросы, но таких деятелей по Киеву сотни, не менее известных. Почему именно их выбрали, сложно сказать».

Сегодня уже понятно, что журналисты в Украине призваны на «фронт» идеологической пропагандистско-агитационной войны по указанной выше парадигме «свои – чужие». И «солдаты» пошли. На войну. За деньги. А какая этика у солдата, когда он не отвечает за выполнение чужих приказов? А чтобы отвечал, и нужна совесть, категория общая, неуловимая, не поддающаяся материальной регламентации…

И потому если и о Зоряне, его Кате на фоне слонов за государственный счет, вселенском ужасе и всемирном позоре спасения пострадавших по-украински украинские журналисты и напишут всякую ерунду, то по большому счету никто и не удивится. Правда сегодня не востребована в Украине. Она мешает. Вот потому дискредитируют и ее, и тех, кто ее может сказать.

Уровень доверия к СМИ в Украине сегодня уверенно падает до уровня городской канализации. Но заказчикам это-то и нужно. А солдаты-журналисты? А им-то что, если им платят и от ответственности уводят. Пусть совести нет, зато есть «правильный» Этический кодекс, на который можно положить с прибором. Как Зорян Шкиряк на спасение в Непале и на репутацию страны в мире…

P.S. Сегодня укропатриоты вольно или невольно чистят себя под Россией: на любую фигню они реагируют, как жабы на подключенный электрод: а как в России? Докладываю: в России журналисты тоже разделены. Одни собираются учреждать премию имени Олеся Бузины и вручать ее правдивым журналистам.

Другие (как Союз журналистов России) заставляют НСЖУ и НМПУ подписывать воззвание и осуждать политический террор как неприемлемый метод политической борьбы. Третьи считают свою страну «исчадием ада» и «агрессором», который «давит независимую Украину».

И есть просто удивительные по «демократичности» и «антитоталитарной прогрессивности» выступления. Например, недавно известная «либерастка» и журналистка Божена Рынска посмотрела по НТВ сюжет о Первоуральской больнице, в котором показано, что из-за отсутствия лифта и пандусов для инвалидов бабушке со сломанной ногой пришлось буквально ползти по лестнице на четвереньках, чтобы попасть на прием к врачу.

Видео со старушкой собрало в Сети тысячи комментариев от возмущенных россиян. А Рынска увидела в этом руку провидения, которая указывает: Путин виноват. И она написала в своем микроблоге в Facebook: «Я чуть было эту бабушку не пожалела, но вовремя себя одернула: «Бабуль, ты, небось, за Путина голосовала? Да? Ну так вот теперь и хавай. Рожденный ползать, тык скыть…».

Вот такие бабушки своим уеба…им голосованием нам всю малину обси…ют. Из-за них, в основном, мы уже … знает сколько, лучший кусок жизни, живем при каком-то х…е, узурпировавшем власть. Так вот, нет жалости во мне. Эти бабушки сами проголосовали за то, чтобы их вертели на ху… И чем быстрее это поколение сойдет под вечны своды, тем быстрее кончится путинизм. Потому что новое поколение, молодые, не зашкваренные совком, очень перспективны. Я в них верю».

Вот так вот. Однако есть моменты, когда Украина – гораздо «передовее» России на фронте борьбы с «предрассудками и совком». Там Рынска только желает смерти бабушке, а в Украине принимают законы, объявляющие таких бабушек и их память о прошлом вообще вне закона.

Или такой момент: либерал, сегодня политический лузер, а в прошлом российский премьер Михаил Касьянов только сейчас выступил в роли стукача и передал в Конгресс США список из восьми ведущих российских журналистов, которые, по мнению либеральной оппозиции, участвовали в «травле» Бориса Немцова и вообще не приветствуют демократию в России. Чтобы, значит, ввести против них персональные санкции и не пускать на Запад.

В тот список попали такие известные журналисты, как Владимир Соловьев, Дмитрий Киселев, Аркадий Мамонтов, Андрей Караулов, Константин Семин, гендиректоры телеканалов Владимир Кулистиков и Олег Добродеев, а также депутат Госдумы Алексей Пушков, который также является тележурналистом.

А в Украине, напоминаю, такой список «чэсни» составили и наверняка снесли «нужным людям» в посольства западных стран-союзников сразу после захвата власти 22 февраля 2014 года. Если и не снесли, то в травле неугодных им коллег начали играть первую скрипку и без всякого на то приказа. Инициативные ребята, хотят быть ефрейторами информационной войны. И ведь все правильно. А хохол без лычки – как что-то без затычки, утверждала старая совковая и теперь уже запрещенная армейская присказка…

Владимир Скачко  Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям